?

Log in

No account? Create an account
Гарри Райт "Свидетель колдовства" - Тимур Василенко [entries|archive|friends|userinfo]
Тимур Василенко

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Гарри Райт "Свидетель колдовства" [May. 1st, 2017|01:37 am]
Тимур Василенко
[Tags|]

Книга четыреста сороковая

Гарри Райт "Свидетель колдовства" (Harry B. Wright "Witness to Witchcraft", 1957)
М: Молодая гвардия, 1971 г., 208 стр.
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000176/

Гарри Райт, дантист из Филадельфии, имел необычное хобби - в отпуск он отправлялся в экспедицию к диким племенам и наблюдал там работу колдунов. Как они лечат, как насылают и снимают чары, как расследуют преступления и вершат суд. Он объехал буквально весь мир - начиная с Центральной и Южной Америки, Африки, Юго-Восточной Азии (Индонезия), Океании, разве что с чукотскими шаманами не встречался. И везде наблюдал за работой колдунов, пытаясь понять, как работает колдовство.

Разумеется, ни о какой мистике и духах/богах речи не идет - он старается быть максимально объективным. Название книги поистине отражает ее суть - автор профессиональный свидетель, он заверяет колдовство как нотариус.

В чем состоит колдовство? В сочетании нескольких вещей (любопытно, что этот коктейль повторяется по всему миру):
- ловкость рук и фокусы
- знание психологии
- безграничная вера пациента колдуну
- знание свойств лекарственных трав (вот тут оценка автора сильно разнится - в одних случаях он утверждает, что отвар трав был заведомо бесполезен, в других - что данный колдун мог знать неизвестные западной медицине свойства трав)

Главное, конечно, безграничная вера пациента:

Я упоминал уже о "двух характерных особенностях, видимо свойственных каждому случаю знахарской практики, из тех, которые мне привелось наблюдать. Первое - люди первобытного мира находятся в гармонии с двумя равно естественными для них мирами: миром повседневной реальности и миром духов, окружающих их в повседневной жизни. Второе - они полны абсолютной веры во всемогущество знахарей.
Совершенно неважно, насколько фантастическими и лишенными смысла с позиций биологии могут представляться нашей изощренной цивилизации все обряды и приемы знахарства. Они реальны и осязаемы, они действенны для первобытных пациентов. Элементы психологии и психотерапии пронизывают все существо искусства магии. Если мы попытаемся описать действия этих жрецов из затерянных в джунглях селений, прибегая к терминам современной психологии, мы будем иметь нечто похожее на изложение современных психосоматических теорий. Знахари, например, широко используют два основных механизма психотерапии: внушение и исповедь. Примитивный процесс "промывания мозгов", необходимый для того, чтобы привести пациента в состояние полного подчинения, - это, в сущности, есть не что иное, как применение тех же психологических принципов внушения и подчинения.
Знахарь, по сути дела, вторгается в темное сознание примитивного человека, где царят страхи и тревоги. С помощью "магии" в различных ее формах он ослабляет тревогу и внушает веру. Все это полностью соответствует принципам психоанализа и психотерапии. Однако знахарь простейшими приемами за несколько минут достигает результатов, для которых нашим высокооплачиваемым психиатрам требуются месяцы и даже годы.


Здесь следовало бы привести отрывок с описанием процесса лечения - как оно происходит и что делает колдун. Но лучше посмотреть не на лечение, а на, так скажем, "суд".

Итак, Бразилия, одно из самых диких и затерянных индейских племен. Колдун племени по имени Чоро. Один из индейцев заболел, острая резь в животе. Он обращается за помощью к Чоро. И при этом он считает, что причина его болезни - злые чары, которые на него наслал другой индеец - он указывает на "преступника". Если больного не удастся вылечить, то преступник должен умереть.

Было очевидно, что больной ни на секунду не сомневался во власти Чоро. А ужас, который испытывал обвиняемый, доказывал, что сомнений не было и у него. Было ясно, что сам Чоро предвидел конечный исход всей этой истории. Характерно, что никто и не пытался установить истинную причину болезни индейца. Все было приписано колдовству, но я-то был твердо уверен, что тот человек был действительно болен, Какой-либо лечебной помощи оказано не было, и мне казалось, что Чоро с самого начала знал, что здесь медицина бессильна. К полуночи больной умер. Индейцы повыскакивали из хижин и побежали к тюрьме, где томился обвиненный в колдовстве. Тюрьма была пуста.
Чоро внимательно оглядел землю около входа в тюрьму. Затем он направился прямо к хижине исчезнувшего индейца. Она тоже была пуста. Чоро с мрачным видом начал свой торжественный марш вокруг опустевшей хижины. При этом он что-то бормотал нараспев и ритмично потрясал головой и руками. Я наблюдал за этим часа три, пока мне не надоело. Тогда я вернулся в свою хижину и заснул. Утром Чоро все еще маршировал. Он не прервал своего хождения вокруг пустой хижины ни днем, ни следующей ночью, ни на следующий день. Ему приносили немного еды в чаше, и он ел прямо на ходу. На вторую ночь Чоро прервал свой марш и подал сигнал одному из помощников. Тот принес поднос с сухой кукурузой, вареным рисом и корнями тростника. Всю еду сложили у дверей хижины, а Чоро направился к себе домой. Я остался на улице. И вдруг увидел в дверном проеме коричневое лицо. Обвиняемый, как-видно, сидел все время в хижине или был где-то рядом. Чоро не мог не знать об этом. Вместо того чтобы послать помощников вытащить преступника из хижины, Чоро почему-то предпочел свой странный метод следствия.
Человек жадно ел. Я посмотрел в сторону хижины. Чоро, этот служитель медицины, спокойно стоял в дверях своей хижины, наблюдая за этой картиной. Он не сделал ни малейшей попытки схватить индейца, но тот вдруг сжался в клубок и покатился по земле.
Его свело судорогой, и он окаменел. Я подумал, что пища была отравлена, и решил спросить об этом Чоро.
Скоро индеец был мертв, и я задал Чоро свой вопрос о еде. Чоро взял поднос с остатками пищи и спокойно зачавкал. Его морщинистое лицо было совершенно бесстрастным. Еда действительно не была отравлена. Впрочем, не исключено, что Чоро брал те куски пищи, в которых не было яда. Я думаю, что индеец умер просто от одного сознания, что должен умереть. Я попытался проанализировать события, свидетелем которых был, с точки зрения медицины и психологии. Человек внезапно почувствовал приступы боли в желудке. Это могло быть каким-либо желудочным заболеванием. У меня не было возможности тщательно осмотреть больного. Его могли отравить. У него могло быть острое несварение желудка, острый запор или какие-либо психические нарушения.
Индеец умер, видимо, от болезни. Перед смертью он обвинил другого, и этот человек умер тоже. Никаких видимых причин насильственной смерти не было, он просто умер, и все. Его соплеменники твердо верили, что он виновен в колдовстве, и сознание собственной вины могло послужить причиной смерти. Это все, что мне известно. Даже родные умершего были удовлетворены, поскольку виновник был выявлен и наказан.
Чоро добился своеобразной социальной "справедливости" и удовлетворил обе стороны, чем еще более укрепил свое и без того прочное положение курандейро поселка!


Собственно, вот так написана вся книга - честные свидетельства колдовства, описания того, что автор видел, и его попытки реконструировать ситуацию. Очень интересная книга.

Кстати, с этой книгой, как выяснилось, у меня связано детское воспоминание. В школе летом ездил я в пионерский лагерь. Ну а там по ночам чем мальчишки занимались? - Не тем, о чем вы подумали, а рассказывали истории, особенно страшные истории котировались. Я читал много и было что пересказать - на ура шли "Копи царя Соломона" Хаггарта. Африканские приключения, все дела. И помню, кто-то тогда рассказал историю про то, как африканский колдун подумал, что белый доктор увез дождь, и послал ему письмо с просьбой вернуть дождь. А тут читаю Гарри Райта и выясняется, что это он тот доктор!

Вскоре после случая с "испытанием ядом" я собрался покинуть деревню Лусунгу. Мне было ясно, что она сожалеет о нашем расставании. Вероятно, это сожаление было вызвано тем, что мы свободно обменивались нашими знаниями и я никогда не высказывал ей своего мнения о том, чья практика более совершенна.
- Ты уходишь к своему народу, белый доктор, - сказала она мне перед отъездом. - Что-то ты увезешь с собой. Но ты должен что-то оставить и нам.
- Что же я должен тебе оставить? - спросил я.
- Дождь, - ответила она. - Нам нужен дождь.
Я вспомнил, что она никогда не занималась предсказанием погоды, хотя обычно это является частью практики местных колдунов.
Я рассмеялся и сказал, что не привозил с собой засухи и поэтому не представляю себе, как я могу остановить дождь. Она покачала головой с явным сожалением.
Через несколько месяцев, когда я вернулся в Филадельфию, меня удивило письмо от Евангелины Маубрей, жены одного из работников "Палм ойл компани", с которой я познакомился за время моего пребывания там. Она писала:
"Несколько дней назад к нам пришли пять воинов бапенде, которых прислала Лусунгу, чтобы справиться о Вас. С тех пор как Вы уехали, здесь не упало ни капли дождя. Их кукуруза сохнет, скоро им нечего будет есть. Лусунгу думает, что нгомбо с четырьмя глазами (я ношу очки) забрал с собой дождь, когда он уезжал в свою деревню.
Я не думаю, что она обвиняет Вас в воровстве. Она просто хотела бы, чтобы Вы вернули дождь, когда он Вам больше не будет нужен. Я понимаю, что это кажется смешным, но для них все это совершенно серьезно..."
Я послал миссис Маубрей такое письмо:
"Я очень рад, что Вы написали мне о Лусунгу, - писал я. - Мне очень жаль, что их кукуруза сохнет. Будьте добры, сообщите ей, что я возвращаю им дождь, поскольку у нас в Филадельфии дождей более чем достаточно. Пожалуйста, выразите ей мою благодарность за то, что она была столь любезна и разрешила мне им воспользоваться".
Через месяц или около того я получил такое письмо из Киквита: "Дорогой доктор Райт, Вы не поверите, но через несколько дней после того, как я получила ваше письмо, В Бапенде начался дождь. Он идет до сих пор. И скоро Лусунгу будет просить вас прекратить его. Большое спасибо за Вашу любезную помощь. Искренне Ваша Евангелина Маубрей".


Прикинул: книга вышла в 1971, в пионерский лагерь я ездил году в 73-75 - все сходится!

Поискал сейчас в инете сведенья о Гарри Райте и этой его книге. Нашел годы жизни в журнале мамериканских стоматологов - 1898-1958. Умер через год после выхода книги. Поискал и книгу. Текста не нашел, зато есть фото обложек - книга издавалась по крайней мере трижды:

Первое издание:


И пара изданий в мягкой обложке:



Заодно в архиве нашлись и его этнографические фильмы - вот, к примеру, Колумбия: https://archive.org/details/upenn-f16-0708_Columbia
Странное ощущение - увидеть персонажей его книги (пусть не колдунов, но тех самых индейцев). Полчаса в инете, и вот. Колдунство белого человека, ага.
linkReply