?

Log in

No account? Create an account
Амос Тутуола "Путешествие в Город Мертвых" - Тимур Василенко [entries|archive|friends|userinfo]
Тимур Василенко

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Амос Тутуола "Путешествие в Город Мертвых" [Jun. 4th, 2017|04:22 pm]
Тимур Василенко
[Tags|]

Книга четыреста сорок третья

Амос Тутуола "Путешествие в Город Мертвых. Моя жизнь в Лесу Духов" (Amos Tutuola "The Palm-wine Drinkard and His Dead Palm-wine Tapster in the Dead's Town", 1952 + "My life in the Bush of Ghosts", 1964)
СПб: Амфора, 2000 г., 286 стр.
http://lib.ru/INPROZ/TUTUOLA/gorod.txt

В жаркой-жаркой Африке у черных-черных негров есть своя литература!

Если вам кажется, что в предыдущей фразе восклицательный знак лишний, то назовите навскидку еще хотя бы пару имен африканских писателей, причем из самой черной тропической Африки, т.е. исключая северную Африку. Порывшись в памяти смог вспомнить только одного писателя, который оказался, как и Тутуола, нигерийцем. Заглянул в википедию - там даже есть статья "Литература Нигерии", в ней встретилось еще одно знакомое имя. Тоже не читал.

Почему Африка. На времена моей студенческой молодости пришелся расцвет латиноамериканской прозы, по крайней мере ее русских переводов. "Маркес, Борхес, Кортасар отвечают за базар" - вот их мы и читали, а также Фуэнтеса, Отеро Сильву, Рульфо, Астуриаса, Роа Бастоса, Карпентьера, Онетти, Варгаса Льосу и скольких я еще забыл. Во второй половине XX века до того фактически не существовавшая на литературной карте Латинская Америка выстрелила фейерверком магического реализма. Если Латинская Америка смогла так ярко, то что сможет Африка?

Так вот: кое-что Черная Африка может. Могёт.

В этой книге два романа - первый я прочел целиком, второй на треть. Прервал я чтение по причине отсутствия ответа на поставленный себе вопрос "нафига это читать?". Не то, что для чтения должна быть какая-то цель, удовольствия от текста достаточно, но когда что-то начинает отталкивать, тогда? Но о втором романе позже.

Первый роман - "Путешествие в Город Мертвых" - он, кстати и вообще первый роман автора. Если верить википедии, он был написан за несколько дней, и я этому верю - настолько он сюжетно невнятен, даже лишен сюжета. Судите сами: главный герой - Пальмовый Пьянарь, с самого детства его основное занятие - пить пальмовое вино в кругу друзей. Но вот, упав с пальмы, умирает его Пальмовый Винарь - теперь некому делать пальмовое вино и герой теряет всех друзей. Прослышав, что умершие отправляются в Город Мертвых, он решает отправиться туда, чтобы вернуть умершего Винаря и зажить по-прежнему. Книга, собственно, об этом его путешествии - как он со многими приключениями добрался до Города Мертвых, встретился там с Винарем, и (без Винаря, потому что мертвым обратно в мир живых нельзя) с еще большим количеством приключений вернулся домой. Если бы он домой не вернулся, то книга ничуть не изменилась бы - сюжет тут совершенно не важен, все ради приключений по ходу. А уж приключения - все страшные африканские сказки! В общем, книга написана в жанре "не любо, не слушай, а врать не мешай!"

Зато уж эти стррррашные африканские сказки - они что надо! И язык - язык правильный:

...а потом я поведал старику про винаря, но старик промолчал, и я его понял: он хотел узнать, как меня зовут. "Отец Богов Всенасветемогущий", -- назвался я, а старик спросил: "Это правда или имя?"

Зловредный Зверь -- совершенный джентльмен

Он был ловкий и весь такой собранный джентльмен, а одет -- в самые лучшие и дорогие одежды; и все у него было подобрано и пригнано, даже части тела; а собой -- высокий. И вот пришел джентльмен на базар, и если бы он почему-нибудь предназначился для продажи, то стоил бы наверняка 2000 ф. (продажная цена -- две тысячи фунтов). Короче говоря, пришел он на базар, и девушка сейчас же к нему подошла и стала спрашивать, где он живет (а раньше она никогда и нигде его не встречала), но джентльмен промолчал и отошел в сторонку. Девушка заметила, что он ее не слушает, бросила товары и побежала за ним; а товары так и остались непроданные.

Но как только они вошли в Бесконечный Лес, собранный джентльмен стал разбираться на части и принялся выплачивать арендные деньги. Сначала он отправился к ногозаимодавцам и пришел туда, где нанял левую ногу; он отдал ее владельцу, и заплатил за аренду, и запрыгал к хозяину правой ноги; когда он вернул ее и полностью расплатился, то перевернулся вниз головой и поскакал на руках. Тут девушка не выдержала и бросилась бежать, чтобы вернуться в город и поскорей выйти замуж, но полуразобранный джентльмен мигом ее поймал, и никуда не пустил, и проговорил так: "Я советовал тебе остановиться и вернуться домой, когда был совершенным и собранным джентльменом, а когда я превратился в Полутелое Существо, ты сама решила убежать, но этого не будет: теперь мы в Диком Бесконечном Лесу, который принадлежит только Страшным Существам. Ты ничего еще не видела, но скоро увидишь".
И полутелый джентльмен побежал по лесу -- он бежал на руках, и перепрыгивал пни, и отдавал хозяевам арендованные части.


Встречаются и классические вещи в африканском антураже:

В дороге моя жена серьезно заболела, и, когда мы вступили в Помешанный Город и один почти что нормальный человек пригласил нас в дом как прохожих странников, я принялся лечить, или врачевать, жену, и лечение стало продвигаться успешно.
В том городе был свой Родовой Суд, и я посещал его, чтобы слушать Дела, но, к моему изумлению, через несколько дней меня вызвали в Суд и определили Судьей -- я должен был рассудить Дело о фунте.
История Одолжения получилась такая:
жили два друга, и один был Заимщик -- он занимал деньги и тем кормился, а больше он ничего и никогда не делал; и вот и он занял у своего друга фунт. Через год его друг, одолживший фунт, попросил возместить занятую сумму (фунт), но Заимщик наотрез отказался: он объявил, что никогда не отдает долги и всю жизнь, с рождения, только тем и занимается, что занимает деньги и никогда их не возвращает, -- а иначе ему было бы не на что жить. Когда его друг, одолживший фунт, услышал такой безденежный ответ, он не сказал ни слова и вернулся домой. Но вскоре до него дошла информация, что в городе объявился Долгособиратель, который собирает любые долги, как бы долго Заимщики ни тянули с отдачей. Заимодавец поспешил к Долгособирателю и поведал ему про годовалый долг: рассказал, что Некто занял у него фунт -- год назад, а отдавать не желает. После этого они вдвоем отправились к Заимщику, и Заимодавец показал Долгособирателю его дом, а сам спокойно побрел восвояси.
Вот Долгособиратель постучался к Заимщику и потребовал к выдаче занятый долг, но Заимщик сказал, что он (Заимщик) ни разу в жизни не отдавал долгов, а Долгособиратель на это ответил, что ЕМУ всегда отдают долги и, с тех пор как ОН (Долгособиратель) приступил к работе по получению долгов, никому не удавалось остаться Неплательщиком. И еще он сказал, что собирать долги -- его профессия и от нее он кормится.
Короче говоря, стали они драться. Но они дрались так свирепо и люто, что прохожий человек, оказавшийся рядом, остановился и сначала подошел поближе, а потом всерьез заинтересовался боем и поэтому не стал разнимать дерущихся. И вот они дрались ненавистно и страшно, и прошел час, но никто не побеждал, и тогда Заимщик, одолживший фунт, вынул из кармана нож-складенец, пырнул себя в живот и мгновенно умер -- он не хотел отдавать фунт, а победить не мог и решил зарезаться и спастись на небе.
Вот, значит, увидел Долгособиратель, что Заимщик зарезался, а долга не отдал, и теперь уж деньги на земле не получишь, -- а раньше с ним (Долгособирателем) такого никогда и нигде не случалось: он умел собирать любые долги, -- и решил, что раз он не получил долг здесь, то ему надо немедленно отправляться на небо и требовать занятый долг там, чтобы не было разговоров о Долгонеплательщиках, которые спасаются от долгов на небе. И вот Долгособиратель поднял нож Заимщика, зарезался и отправился за долгом на небо.
Прохожий человек, наблюдавший за дракой, решил обязательно досмотреть ее до конца -- ему было очень, очень интересно, -- и вот он подпрыгнул высоко в воздух, рухнул на землю и мгновенно умер -- для того чтобы увидеть окончание драки.
Когда я выслушал историю про фунт, мне предложили рассудить, кто был преступник -- Долгособиратель, прохожий свидетель, Заимщик фунта или Заимодавец.
Сначала я признал виновником свидетеля -- ведь он не попытался разнять дерущихся, -- но потом вспомнил, что каждый из бойцов отстаивал дело, от которого кормился. Нет, нельзя было осудить свидетеля: не мог он вмешиваться в чужие дела;
но бойцов мне тоже не хотелось осуждать: ведь они сражались за кусок хлеба, или за дело, от которого жили.
Но судейские люди требовали ответа, и вот я два часа обдумывал это Дело, а потом отложил заседание на год.


Надеюсь, все узнали старый логический парадокс всемогущества "Может ли Бог создать камень, который он сам не сможет поднять?". Жаль, что персонаж быстро свалил из Помешанного Города и отложенного заседания с окончательным вердиктом не провел - хотелось бы узнать его решение.

В первом романе хороша эта самая легкость сказки - и не суть важно, что там происходит. Второй роман чуть более сюжетен: африканская деревня, межплеменные войны, два брата остались в деревне, а стрельба все ближе. Того и гляди их поймают и отправят в рабство. Они бегут в лес, но младший брат (главный герой) быстро бежать не может и потому они решают спасаться каждый сам по себе. Старший брат убегает, но его все же работорговцы ловят; младший брат, главный герой, скрывается в Лесу Духов и попадает в плен к Духам. А дальше - его злоключения среди Духов, вполне садистски описанные. Вроде те же африканские Зловредные Существа, что и в первом романе, но чуть смещен фокус восприятия - и куда делась сказочная легкость? Попади он в рабство к людям герою было бы полегче, чем в рабстве у Духов. В общем, задумался я - а нахрена мне это читать? И решил не дочитывать.

Итак, в жаркой-жаркой Африке у черных-черных негров есть своя весьма достойная литература. По крайней мере в Нигерии. До уровня латиноамериканов не дотягивает даже близко, но все равно попытка достойная.

Теперь меня волнует только один вопрос: а есть ли литература в Монголии?
linkReply

Comments:
[User Picture]From: egovoru
2017-06-04 02:32 pm (UTC)
Говорят, вот этого нигерийского писателя стоит почитать, но сама я его не читала. В детстве у меня была книжка африканских сказок, вот эта - помню, они показались мне довольно занятными. И это была именно негритянская Африка, не арабы.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: timur0
2017-06-04 02:58 pm (UTC)
Да, это имя я слышал (первым вспомнил Чинуа Ачебе, а вторым, глянув в википедию, именно его). Мож как-ньть прочитаю.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: leonid_b
2017-06-04 02:36 pm (UTC)
Строго говоря, это книга - дело рук и гения Андрея Кистяковского.
И Тутуола такой - тоже ровно один. Насчёт литературы (как дела если не массового, то по крайней мере группового) - большие сомнения.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: timur0
2017-06-04 03:04 pm (UTC)
Да, Кистяковский крут.
Насчет "литературы как группового явления" не согласен. Русский роман в XIX веке, американский роман в XX веке (особенно первая его половина), латиноамериканский магический реализм - примеры обратного. Не в смысле "группы как кружка единомышленников" - почему-то бывают всплески, когда в одной стране или в регионе (Л.А.) появляется много интересных авторов. Что-то найдено и это разрабатывается - хотя каждый творит вполне индивидуально.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: leonid_b
2017-06-04 04:11 pm (UTC)
Да, вообще всё это интересно до чрезвычайности. Скажем, насколько важно то, присадку какой именно культуры получили местные - католической, протестантской или, скажем, православной.
Это надо обдумать.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: v_r_a_n
2017-06-04 03:49 pm (UTC)

Если нужны имена, то могу кроме Чинуа Ачебе и Воле Шойинка назвать ещё четыре: Нгуги ва Тхионго, Ален Мабанку, Нуруддин Фарах и Питер Генри Абрахамс. Сам, правда, не читал, ничего не могу сказать по их поводу. Это (с Тутуолой) имена, которые я выписал какое-то время назад - познакомиться с их книгами, когда руки дойдут.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: timur0
2017-06-04 06:48 pm (UTC)
Во, блин, имя ва Тхионго мне знакомо но я грешным делом считал его вьетнамцем.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ptitza
2017-06-05 01:06 pm (UTC)
>>> и скольких я еще забыл
Интересно, что в моем сознании к группе латиноамериканцев причислен и Хосе Села. Как-то он одновременно возник с ними в СССР. Вообще это было довольно кратковременное и бурное увлечение, и удивительно читать, что кто-то, не ты один, его помнит. Кажется, его потом сменили американцы - Рэгтайм, Беги, кролик, беги, ещё что-то (что?), а потом и наши (Альтист Данилов). Хотя с хронологией у меня не очень. Перечитывать не хочется, пожалуй. Никого из монгольских писателей не знаю.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: timur0
2017-06-05 02:00 pm (UTC)
Хм, вы перечислили все те романы, что мы читали, будучи студенами в начале 80-х. Опубликованы они раньше - Рэгтайм Доктороу, емнип, журнал "Иностранная Литература" за 75 или 76 год; Апдайк тоже примерно тогда же, ну и Орлов со своим альтистом. Читалось это все вперемешку, так что не могу выделить краткосрочные моды.
(Reply) (Parent) (Thread)