Заваровский

Джон Миршаймер "Закадычные друзья: национализм и реализм"

Книга шестьсот тридцать восьмая

Джон Миршаймер "Закадычные друзья: национализм и реализм"
Спутник и погром.com, 34 стр.
https://studylib.ru/doc/2228232/zakadychnye-druz._ya--nacionalizm-i-realizm

"Спутник и погром" решили перевести и издать эту брошюру американского политолога. Текст внятный, логичный, содержит ровно одну мысль - как и положено в статье.

Начинает автор с рассмотрения четырех политических теорий (на самом деле трех, марксизм тут добавлен до кучи, но реально в рассуждениях не участвует). Первая теория - реализм, та самая реал политикс:Collapse )
Заваровский

Выставка "Искусство пастели" в Пензенской картинной галерее

Сегодня сходил на выставку "Искусство пастели" в нашу картинную галерею. Выставка занимает один зал (но большой) и половину коридора.

Собственно, посмотреть эту выставку можно на сайте Национального союза пастелистов, там даже чуть больше работ, чем на выставке - часть работ вернулась в запасники галереи. Но я все же покажу свои фотки с выставки - разумеется, они гораздо хуже, цвета совсем не те (иногда это очень обидно), практически всюду видны блики. Из-за бликов я даже не показываю некоторые очень хорошие работы, но и тех, что получились, больше двух десятков.

Что, конечно, поразило, так это разнообразие этой техники - в некоторых работах ни за что не заподозрил бы пастель. Но начнем с привычного ее использования - с портретов.

IMG-20211024-122536
Collapse )
Закончить я хочу двумя работами, которые меня поразили. Поразили по-разному - одна тем, что изображено, другая тем, как изображено.

Пожалуй, лучшая, на мой взгляд, картина этой выставки -

David Brammeld "Зимняя изгородь", 2020, Англия
IMG-20211024-124339
Collapse )
Заваровский

Два недочитанных романа

Две полукниги без номера, потому как не дочитаны

Катрин Колом "Духи земли" (Catherine Colomb "Les Esprits de la terre", 1953)
Kolonna publications, 2014 г.

Дубравка Угрешич "Форсирование романа-реки" (Dubravka Ugresic "Forsiranje romana-reke", 1988)
СПб: Азбука, 2002 г.

Две книги двух писательниц - швейцарской и хорватской. Я, вообще-то, люблю книги, написанные женщинами - все же их взгляд на мир отличается от мужского, видят они его иначе. Особенно если они не покусаны феминизмом - а эти писательницы точно феминизмом не поражены, никаких тебе забитых женщин и угнетающих их мужчин. Ну и делают литературу, а не "женскую литературу", т.е. без всяких скидок.

Обе пишут умело, в мастерстве не откажешь.

И обе книги, хотя они и невелики, я бросил читать. Вот читал, вроде написано хорошо, персонажи рельефные. Но по ходу чтения проклюнулся вопрос "зачем?". Потом он подрос до "ЗАЧЕМ??". И, наконец, приобрел вид "ЗАЧЕМ?? Зачем я это читаю?" - и вот тут я решил, что мне дочитывать эти книги совершенно незачем, и чтение бросил - одной книги год назад, другой неделю назад. И только, положив их на стол для написания этого поста, обнаружил, что обе бросил читать, судя по положению закладок, примерно на трети книги.
Заваровский

Жизня вялотекучая

1. Поучаствовал в создании коллективного иммунитета, т. е. переболел ковидом.

2. Хотел бы сказать "ну, простуда и простуда", но не совсем - именно как простуда весьма легко, всего один день температура выше 38, хватило одной таблетки парацетамола; ещё денька три температура чуть выше 37, даже таблетки не пил. Зато на полторы недели эта зараза как пылесосом все силы из организма выкачала - периодически днем заваливался спать.

3. Но книжки читать можно, мозги работают (хотя лень, лень).

4. Из плюсов ковида: как ушли нюхи, так есть совершенно не хочется. Особенно когда частично ушли вкусы - шоколадка как сладкий пластилин, противно. Ешь чего-то, только когда желудок настойчиво требует. Похудел на пару килограмм.

5. Из минусов: когда начал выздоравливать и вкусы вернулись (нюхи тоже, но пока не полностью), то жрать захотелось и сброшенные пара килограмм быстренько вернулись.

6. Других минусов не замечено. Плюсов тоже.
Заваровский

Гилберт Адэр "Алиса в заиголье"

Книга шестьсот тридцать шестая

Гилберт Адэр "Алиса в заиголье" (Gilbert Adair "Alice Through the Needles Eye", 1984)
М: Иностранка, 2005 г., 206 стр.
http://flibusta.is/b/451167/download
http://flibusta.is/b/568501/read

Наверное, многим было обидно, что Льюис Кэрролл написал всего две сказки об Алисе. Вот английский детективщик Гилберт Адэр решил исправить это и написал третье приключение Алисы. Тут важно не то, что он детективщик (на текст это не повлияло, и слава богу), а то, что он англичанин - дух, в общем, выдержан. Не, присматриваться не нужно, если читать влегкую и без претензий, то годная такая Алиса. Даже иллюстрации Дженни Торн сделаны под классические иллюстрации Тэнниела. Ну и пересказ Владимира Тихомирова вполне достоин - это не перевод, автор играет с английским языком, а переводчик-пересказчик так же играет с русским языком.

Фирменный англичанский абсурд:Collapse )
Заваровский

Жорис Карл Гюисманс "Геенна огненная"

Книга шестьсот тридцать пятая

Жорис Карл Гюисманс "Геенна огненная"
М: Крон-пресс, 1993 г., 240 стр.
http://flibusta.is/b/389589/read

Не с лучшего романа я начал знакомство с Гюисмансом - по уму надо было начать со знаменитого "Наоборот", но мне в библиотечном магазинчике попалась эта книжечка, сразу и прочел.

Главный герой - писатель. Он холостяк, вот как автор описывает его жизнь:

Дюрталь принадлежал к тому легиону одиноких мужчин, которые приглашают консьержа для уборки комнат. Ему самому приходилось вникать в то, сколько масла пожирают лампы, чтобы тусклым светом освещать помещение; только он знал, сколько бутылок коньяка понапрасну пылится в шкафу, теряя свой аромат и вкус. Подобно другим холостякам, он привык к тому, что приветливый уют постели очень скоро оборачивается сварливостью смятого белья, к которому благоговейно не прикасается консьерж. Он приспособился к необходимости самому позаботиться о чистоте стакана, в который он наливает воду, о том, чтобы не гас огонь, у которого можно согреться в холодную погоду.

В другом месте он упоминает, что Дюрталь имеет небольшую ренту, три тысячи фунтов в год, этого едва хватает чтобы жить одному. Т.е. этот писатель живет не литературным трудом, а на собственные средства.
Собственно, сам автор, Гюисманс, тоже жил не с литературных заработков, он всю жизнь служил чиновником министерства внутренних дел.

Независимый источник дохода позволяет Дюрталю не гнаться за литературной модой и искать свою литературную эстетику - роман и начинается разговором Дюрталя с де Герми, его другом, об эстетике натурализма и о ее исчерпанности (напомню, конец XIX века, во Франции гремело имя Золя). В поисках новой эстетики он обращается к живописи. Цитата великовата, но это действительно достойный пример экфрасиса:Collapse )
Заваровский

Ксавье де Местр "Путешествие вокруг моей комнаты"

Книга шестьсот тридцать четвертая

Ксавье де Местр "Путешествие вокруг моей комнаты" (Xavier de Maistre "Voyage autour de ma Chambre", 1794)
https://www.promegalit.ru/public/6374_ksave_de_mestr_vojazh_vokrug_moej_komnaty_povest_per_vsokolova.html
http://samlib.ru/s/sokolow_w_d/mestre.shtml - тот же перевод с параллельными текстами и меньше хулиганства

С легкой руки Стерна в литературу пришли "сентиментальные путешествия" - не травелоги, где описывается увиденное, а скорее возникшие мысли по поводу увиденного. Разумеется, мысли более зависят от головы, нежели от окружающей дороги; даже не только от головы, но и от чувственного (и чувствительного) склада путешественника. Понятно, что логическим завершением этого должно явиться сентиментальное путешествие без путешествия, что и явила нам эта книга Ксавье де Местра, французского дворянина, покинувшего революционную Францию и половину жизни проведшего в России.

Путешествие по комнате длиной в сорок два дня (ровно шесть недель, возможно, это был домашний арест). Да, он описывает обстановку комнаты, но не стоит думать, что мысль его этой комнаты не покидает; но останемся пока в комнате:

Что за чудесная мебель: кресло; это особенно необходимая полезность для всякого человека, склонного к размышлениям. Долгими зимними вечерами, приятно и всегда безопасно растянуться в нем вдали от шума многолюдных сборищ.
Огонек, книги, перо; какие вам еще требуются ресурсы против скуки! И какое удовольствие забыть эти книги и эти перья, чтобы пошевелить огонь в камине, пустившись по волну каких-нибудь приятных воспоминаний о просто прохожей или размышлений о новейших открытиях немецкого профессора Канта в области метафизики, или порифмовать немного для забавы друзей!
Часы при этом медленно скользят вместе с вами и упадают в вечность, а вы и не чувствует их печального хода.

О, как я его понимаю! Мое любимое место в комнате - кресло между книжным шкафом и дверью на лоджию, по правую руку три метра книжных шкафов от пола до потолка, на краю шкафа укреплена лампа, под которой удобно читать (а утром лампа не нужна, свет падает из балконной двери, что по левую руку). Напротив меня, у противоположной стены зала, еще три метра книжных стеллажей от пола до потолка. По трем стенам висят картины - по заветам японцев по одной на каждой стене, не больше.
Collapse )
Заваровский

Две книги П.А. Катенина

Книги шестьсот тридцать вторая и шестьсот тридцать третья

П.А. Катенин "Избранные произведения"
М-Л: Советский писатель, 1965 г., 743 стр.
https://www.twirpx.org/file/1006484/

П.А. Катенин "Размышления и разборы"
М: Искусство, 1981 г., 168 стр.
https://www.twirpx.org/file/3488348/
https://www.twirpx.org/file/3334856/

Случилось так, что обе эти книжки попали ко мне практически в одно время, хотя из очень разных источников. Представительный сборник поэзии Катенина из большой серии "Библиотеки поэта" я взял из списываемой заводской библиотеки (набрал я там килограмм двадцать книг и взял бы больше, но пакеты набил под завязку), а томик его критических статей взял просто для коллекции, хочу полностью собрать серию "История эстетики в памятниках и документах". Взял в букинисте, в общем, без намерения читать (имя Катенина мне ничего не говорило).

Книга стихов хороша тем, что вход в нее - на произвольной странице. Первое, на чем открылась книга - "Идиллия":

Между Оссы-горы и горы высочайшей — Олимпа
Злачный стелется луг, зовомый долиной Темпейской;
Краше его не зрит по небу ходящее солнце.
В нем средь лавровых купин река Пеней среброводный
Тихо катит волны, к морю чуть подвигаясь,
Словно грустно ей расстаться с брегами такими.

О, русский гекзаметр - мне как раз это интересно. Прочел. Сюжет таков: в идиллическом лесу живет черноокая красавица нимфа Кора. В нее влюбляются два бога - Аполлон и Эрмий (Гермес). А она ни тому, ни другому взаимностью не отвечает. Они оба посовещались и решили - пришли к ней и говорят: "выбирай кого-ньть из нас в полюбовники, второй с миром уйдет; а не выберешь, мы тебя оба изнасилуем". (предложение-предшественник сакраментального "девочка, хочешь поехать на дачу или чтобы тебе оторвали голову?")
Ну что, лучше выбрать одного, да. Стали они перед ней похваляться, какие они молодцы. Слушала она, слушала, и тут Аполлон допустил ошибку - рассказал, как он хорошо на лире играет. Вот тут Кора и выбрала: "Я выбираю Эрмия, а ты, Аполлон, иди-ка на лире побренчи".

Такой вот квазиантичный экзерсис.

Листаю дальше, читаю и во мне нарастает недоумение: Катенин это поэт без своего голоса, без своей темы. Почти все его стихи это либо вольные переводы, либо упражнения на тему. Своего ему сказать, в общем, нечего.

Хотя надо признать, формой он владеет, в одном стихотворении в разных его частях использует разные размеры, какой подходит по смыслу. Язык, конечно, еще допушкинский - он старший современник Пушкина, состоял с ним в переписке, да и пережил его. Я, с подачи philtrius, как-то заинтересовался допушкинской поэзией, так что читал с удовольствием.

И да, отсутствие своей темы у Катенина не баг, а фича - вместо темы у него есть задача, цель, которую он решает вполне последовательно. А именно, Collapse )