April 24th, 2008

Заваровский

Люциус Шепард "Жизнь во время войны"

Книга пятьдесят восьмая

Люциус Шепард "Жизнь во время войны" (Lucius Shepard "Life During Wartime", 1987)
СПб: Азбука-классика, 2005 г., 604 стр.

Когда-то в конце 80-х попался мне в журнале "Вокруг Света" рассказ Шепарда "Ягуар". Честно думал, что автор - латиноамериканец. Рассказ потрясающий, настоятельно рекомендую. А тут в магазине (в уцененном отделе, где ж еще!) смотрю - его роман, да и издательство надежное, это не АСТ какое-нибудь со своими кривоватыми переводами. Купил немедленно.

Прочитал. Нет, автор - американец, без "латино-", хотя и жил там. Война в Гватемале, воюют США с непойми кем - кубинцы какие-то, партизаны... Главный герой - Дэвид Минголла - американец, едет с двумя другими солдатами в отпуск в тыл.

С тех пор городок расползся на оба берега и пополнился десятками баров и борделей - оштукатуренными коробками всех цветов радуги с неоновыми чудовищами на крышах. Драконы, единороги, жар-птицы, кентавры. Капрал-патрульный доверительно сообщил Минголле, что вывески эти - никакая не реклама, а закодированные символы величия их хозяев: например, красный тигр, пробирающийся сквозь зеленые лилии и синие кресты, сообщает о том, что владелец богат, принадлежит к тайному католическому обществу и неоднозначно относится к политике правительства.

Начал читать и сразу возникло ощущение, что это все я уже видел - ну да, точно, "Апокалипсис сегодня" Копполы. Те же джугнли (не Азия, но какая разница), то же ощущение бессмысленности войны, прямая цитата - Пропавший патруль, да и вообще этот фильм послужил своего рода конструктором для книги - и тебе вертолеты с напалмом, и катер, и путешествие убийцы к жертве, которая только и ждет смерти. Все это есть, но именно как детали конструктора - целое отнюдь не похоже и не о том.
В джунглях попадаются неожиданные персонажи - хотя бы бортовой компьютер сбитого вертолета, в которого воплотился Бог:

- Благословляю вас на вашем пути, - провозгласил он.
- Дикость какая-то, - отозвалась Дебора.
- Ты ошибаешься, - возразил компьютер. - Влюбленным крайне необходимо благословение. Чтобы противостоять нелюбящему миру, их честности недостаточно. Они зависят от силы, которую черпают в одном миге, а значит, они благословенны. Оглянитесь вокруг. Машина стала божеством. Свет истончился. Даже смерть, и та преобразилась. То, что вы сейчас видите, - это сверхъестественная красота, ставшая таковой благодаря продленному мигу. И можно ли дать лучшее определение любви, особенно для вас, в таком рискованном предприятии. Ваш миг длится. Вы поднялись к нему и до сих пор живете на этой высоте. Рано или поздно вам придется спуститься, однако вершина останется с вами навсегда. Всегда доступная, всегда спасительная. То, что выстроило сердце, мозг не разрушит.
Дебора презрительно фыркнула.
- Ты мне не веришь, - сказал компьютер. - Но тебе не нравится, когда то, во что ты веришь, говорит тот, в кого ты не веришь.


Персонаж то ли Дугласа Адамса, а скорее - Роберта Шекли. Да, в романе есть любовь и секс - в самых разных проявлениях: от проституции и изнасилований (война все же) до романтических отношений. Описания откровенные, так что не детское чтение. Да, еще - в романе полно мата, но по делу. Дважды не детское чтение.Collapse )