July 13th, 2008

Заваровский

Майкл Резник "Черная леди"

Книга шестьдесят седьмая

Майкл Резник "Черная леди" (Mike Resnick "The Dark Lady")
М: Аст, 2003 г., 348 стр.

Очередная дурная фантастика. Читается очень ничего, прям с начала и до конца, захватывает. А как дочитал, книжку закрыл - ничего в голове не осталось. Настоящая дурная фантастика.
Впрочем, нет, кое-что есть - несколько своеобразное построение сюжета: главный герой встречается с тайной, с этой самой черной леди, в самой середине книги. То есть если бы в начале, то все было бы обычно - он еще ничего не знает; если бы в конце - тоже обычно, поиски увенчались успехом; а тут в самой середине - он уже знает, кого он ищет, и находит и задает ей вопросы - на месте писателя вообще-то трудно выпутаться из такой ситуации. Но он выпутывается, молодец.
Заваровский

"Оксфордские убийства"

Фильм с таким названием может быть только одним - настоящим английским детективом (tm). А что такое настоящий английский детектив (tm)? - Это когда есть какой-нибудь умный-умный персонаж, желательно частный сыщик, профессор или аристократический бездельник, к которому прислушивается туповатая полиция, прям шагу без него ступить не может. То ли дело настоящий американский детектив (tm) - там тупая полиция вообще ни к кому не прислушивается, зато безумно деятельна - погони, перестрелки... Результат получается не хуже, чем у английских аристократов. А в настоящем французском детективе (tm) все заранее известно - преступники это полицейские, такие гады на службе государства, хуже всяких бандитов. Кто там у нас остался? Немецких детективов не знаю, испанских - тоже, А! Итальянские! Если исключить из рассмотрения мафию (мы же о детективах, а не о государственном устройстве), то настоящим итальянским детективом (tm) надо признать только одно - романы Умберто Эко. А это значит, смесь средневековой мистики, тайных обществ, и все это щедро приправлено Витгенштейном. А вот тут нам пора вернуться к фильму "Оксфордские убийства" (The Oxford Murders), потому что кого мы видим в первом кадре? - правильно, Витгенштейна, который сидит даже не в окопе Первой мировой, а посреди поля боя, и пишет "Логико-философский трактат". Но это всего лишь иллюстрация к лекции, которую читает очень умный профессор в исполнении Джона Херта - мы его помним как человека, пригревшего в груди первого Чужого (да, это из него он вылупляется).Collapse )