December 27th, 2008

Заваровский

Люциус Шепард "Закат Луизианы"

Книга девяносто первая

Люциус Шепард "Закат Луизианы" (Lucius Shepard "Lousiana Breakdown", 2003)
СПб: Азбука, 2005 г., 208 стр.

Одна из двух книг Шепарда, купленных неделю назад на распродаже в закрывающемся книжном магазине. Книга о кончине провинциального американского городка, купленная в умершем книжном магазине (в 90-х - начале 2000-х лучшем в городе). То, что называется "южной готикой" - жаркий душный провинциальный городок-ловушка, вспоминается фильм Стоуна "U-turn", только здесь не бандюки и куда худшие них жители городка, а мистика, договор с Добрым Серым Человеком - то ли духом, то ли дьяволом.

Все знаки предвещали только хорошее. Ветер сотрясал хижину, и картинка Нерукотворного Спаса, висевшая на стене в спальне, сильно покосилась вправо, но не упала, удержанная на месте таинственной силой изображения. Стоявшая на холодильнике стеклянная посуда нежно вызванивала прерывистую мелодию; пес прогавкал три раза, словно извещая о перемене, которую чувствовал, но не понимал. Окно над кроватью, разделенное крестом рамы, напоминало блок почтовых марок - темно-синие прямоугольники с одинокой белой звездой в верхнем углу - и свидетельствовало о единстве человеческой воли и божественного замысла.

Я как-то писал о другом романе Шепарда, теперь, после прочтения этого, его стиль распался на составляющие приемы - главный герой, в меру брутальный и в меру невротик, красивая женщина (или две), с которыми он легко сходится и неоднократно занимается сексом; сверхчувственные способности и судьба, влекущая героев - скорее неизвестный им сюжет, они чувствуют, что это сюжет, т.е. есть скрытый от них смысл и замысел, более того, этот замысел предполагает сценические эффекты и зрителей. По сути, тут Шепард выставляет напоказ скелет романа, обыгрывая рефлексиями героев это ощущение и незнание.

- Я неравнодушна к слабым людям с мозгами. Они интересны, но не опасны. Поэтому я решила отнестись к тебе с симпатией.
- Вот здорово! Ну, спасибо.
Сидель подняла руку, веля ему замолчать.
- Я доверяю таким людям, поскольку зачастую они знают что-то, но недостаточно сильны, чтобы поверить голосу своего разума. Что бы там они ни воображали о своих глубоких познаниях, на самом деле они ничего не знают, поскольку всякое знание есть, главным образом, предмет веры. Поэтому когда ты говоришь: "Все жители этого города чокнутые", я слышу: "Этот город ставит меня в тупик". Именно так говорит любой умник, когда сталкивается с тайной.

Collapse )