May 22nd, 2009

Заваровский

Концерт "Ars Mobile"

Был вчера на концерте камерного ансамбля "Ars Mobile" из Нижнего Новгорода - Юрий Гуревич (баян) и Наталья Тельминова (виолончель). Накогда раньше не слышал такого сочетания инструментов, поэтому было очень интересно, как оно может звучать? И если виолончель я слышал не раз, то баян в академической музыке - для меня впервые. Потому впечатления от концерта не столько от исполнения, сколько от самой музыки.

Сначала об исполнении. Хорошие исполнители, за весь концерт ни разу не возникло ощущения, что вот тут - трудный пассаж, что вот здесь "видно мастерство" - нет, этот дуэт очень хорошо сыгран и программа отрепетирована. Никаких внешних признаков мастерства - музыканты сосредоточенно играли музыку, центр внимания не на них, а на музыке. Хорошо играли.

Теперь о самой музыке. Программа была странная - достаточно случайная, пожалуй. Сначала прозвучали Четыре парафраза на темы из "Фицуильямовой верджинельной книги" для виолончели и баяна В. Холщевникова. Т.е. переложения английской возрожденческой клавесинной музыки для дуэта баян+виолончель. Но переложения странные - это как если бы Губайдулина решила притвориться Бёрдом или скорее Бёрд - Губайдулиной. Этакая попытка скрестить ужа и ежа (все мы знаем, что из этого получится). Так что в процессе прослушивания приходилось делать мысленную операцию вычитания и представлять, как же эта музыка звучит на клавесине.

Следующим номером прозвучала Ave Maria Ефима Подгайца, изначально написаная для этого состава инструментов. Вот это было очень хорошо, удивительная музыка. Баян звучал почти как орган, в музыке присутствовало то возвышенное отрешение, которое отличает религиозную музыку - ее адресат не человек, она направлена к Богу. Очень к месту была эта неартистичная сосредоточенная манера исполнения.
(Имя композитора - Ефрем Подгайц - мне откуда-то знакомо, но ничего его раньше не слышал. Попробовал найти записи в сети - нет ничего. Впрочем, есть кое-что на его сайте - в выходные скачаю, послушаю).

Потом прозвучала Ave Maria другого композитора - Михаила Броннера. Ну это так - музыка для кино. То есть можно было закрыть глаза и без труда представить видеоряд, который она сопровождает. Вот что-то лирическое из позднесоветского кино, виды природы или город, снятый отстраненной камерой; потом музыка становится гораздо более живой, вплоть до немного комедийной погони, а еще чуть позже - вообще мультфильм. В этой музуке есть что угодно, но нет одного - это абсолютно не религиозная, не духовная музыка; душевная - да, но не духовная. Тут "душевная" и "духовная" это термины из христианской антропологии, "душевное" синоним "психологического", эмоции и т.п., любовь в том числе; "духовное" в этом смысле специфически религиозная составляющая человека, обращенная к вечности, к Богу. Вот эта-то составляющая и отсутствует в данной пьесе напрочь. Похоже, что композитор дал пьесе первое попавшееся название, даже отдаленно при этом не представляя его смысла. Ну его нафиг!

Далее в концерте прозвучали транскрипции для баяна пьес К.Ф.Э. Баха - Соната си-минор и Адажио и Андантино. Берлинский Бах изящен, местами театрален - развлекательная, в общем, музыка. Странно только слышать ее на баяне.

Завершился концерт несколькими джазовыми и эстрадными миниатюрами - что-то из Билла Эванса, ностальгическое танго... Если танго, да на баяне, к тому же с виолончелью - попробуй выкинуть тут из памяти Пьяццоллу! Вот и автор танго этого не смог. Да и хорошо, что не смог - неплохое танго получилось.


Подвожу итог: для баяна, а тем более для дуэта баян+виолончель, похоже, написано очень мало камерной музыки. Все переложения и транскрипции - при всем мастерстве исполнителей - вызывали желание послушать эту музыку на тех инструментах, для которых она была написана. В памяти не остались.
Зато осталась в памяти Ave Maria Подгайца - я, к сожалению, лишен музыкального слуха, так что в памяти осталась не музыка, а скорее впечатление от нее. Интересный, кстати, образ у этой музыки - она расположена явно не во времени, скорее в пространстве. Музыка имеет форму кипариса - этот образ пришел мне когда она звучала. И еще немного в ней от "бумажной архитектуры" - образ музыки в процессе не то чтобы строился, скорее прояснялся, как ложится замысел здания на лист ватмана. Образ, разумеется, не случайный - его истоки в шпилях готических соборов и органных трубах. Но даже понимание, из чего этот образ вырос, ничуть его не умаляет и музыка по-прежнему прекрасна. Одна пьеса, ради которой стоило идти на концерт и было бы поторей ее не услышать - уже очень много.