May 23rd, 2009

Заваровский

Натан Эйдельман "Апостол Сергей"

Книга сто третья

Натан Эйдельман "Апостол Сергей"
М: Издательство политической литературы, 1988 г., 365 стр.

В конце предыдущей книжной записи я собирался в букинистический магазин. Вот написал тогда и сходил. Купил один литпамятник, а в подарок предложили взять любую книгу из серии "Пламенные революционеры" - им просто жалко было эти книги нести на помойку. Выбрал Эйдельмана, биографию декабриста Сергея Муравьева-Апостола. Кстати, зашел сегодня в тот магазин - хотел заодно взять и "Нетерпение" Трифонова - опоздал, таки выкинули пламенных революционеров на помойку.

Помнится, в советское время книги Эйдельмана очень ценились, было не достать их. Он занимал ту же нишу, что Радзинский - сегодня. Такая популярная история, тем более ценная, что Эйдельман профессиональный историк. У него, кстати, отличная биография Карамзина, недавно переизданная. Тогда в этих книжках вычитывались смыслы между строк, не столько то, что сказано, сколько то, о чем он умолчал, не мог сказать. Сейчас читать это несколько странно, и эта книга - как раз из таких.

Начинается книга с 1796 года, с описания одного дня: газетные объявления и через них - эпоха. Великолепно написано, лучшего способа почувствовать время трудно придумать. Вот это начало, погружение в эпоху, смерть Екатерины II, царствование и убийство Павла I, жизнь Ивана Матвеевича Муравьева (Апостола) - лучшие страницы книги. Так продолжается до 1814 года, фигуры умолчания пока не заметны, зато есть неожиданные документальные цитаты, типа такого:
Ведомость об уборке тел на Бородинском поле (после изгнания французов)
"Сожжено было 56 811 человеческих тел и 31 664 лошадиных. Операция эта стоила 2101 рубль 50 копеек, 776 сажен дров и две бочки вина"


1814 год - возвращение русской армии из Франции, масса молодых офицеров, посмотревших Европу и больше в душе европейцев, чем русских (до войны многие почти не знали русского языка, французское воспитание; позже, на следствии некоторые декабристы просят разрешения писать по-французски, т.к. не могут выразить мысли по-русски; разрешения, впрочем, не получают). Прибытие массы молодых, энергичных людей, героев войны, победителей, да еще с идеями - естественная предпосылка если не революции, то грядущих перемен. С этим, кстати, Эйдельман связывает и расцвет русской литературы - появился читатель.

А вот с этого момента в книге становится больше умолчаний, чем сказанного. Тон книги меняется - из документального повествования о времени она становится повествованием о ее герое, о Сергее Муравьеве-Апостоле. Вообще-то это подмена - вместо истории революционная агиография, житие революционного святого. Я нисколько не отрицаю высоких нравственных качеств героя книги и его благородства и иных достоинств - но начиналась-то книга как история! А теперь уже Южное Тайное общество это не организация со своей политической программой и положительной программой (сделать то-то) - теперь это объединение благородных борцов со злом, с самодержавием. Хорошие парни против плохих парней - от исторического труда здесь почти ничего нет, сведения о целях и средствах декабристского движения, об их образе будущего, разбросаны в тексте по крупицам. Зато крупицы, в 70-80-е говорившие вдумчивому читателю многое.

В этой истории есть поразительный факт, его еще Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ" отмечал - арестованные декабристы охотно дают показания. Пытки к ним не применялись, но рассказали они все. Сомневаюсь, что здесь замешан страх - многие из них действительно боевые офицеры, воевали с французами. Да и дворянину не пристало бояться смерти - а вот бесчестья боялись. Наверное, отпираться на следствии от своих дел и целей было бесчестно - потому и рассказывали все. Да и знали власти об тайных обществах многое, если не все.

Полсотни страниц, т.е. 1/7 часть книги занимает описание казни пятерых декабристов. Это, пожалуй, самое длинное описание казни, которое мне встречалось. Не буду на этом останавливаться, скажу лишь одно - до того 50 лет в России никого не казнили. Смертные приговоры в XIX веке в России были крайне редки. В одной из статей Льва Толстого рассказано удивительное: одного страшного преступника, маньяка по-нынешнему, приговорили к смерти. Так во всей России не нашлось ни одного человека, который согласился бы стать палачом, пришлось палача привозить из-за границы. В это самое время в Англии и тем более в США вешали людей почем зря. Впрочем, в начале XX века Россия уже не слишком от них отличалась.

------------------------------------

Под занавес - вопрос: эта книга снималась в одном очень известном фильме, там ее читает отрицательный герой. Более того, в фильме даже некоторые фрагменты из нее экранизированы - впрочем, не по тексту. Что за фильм?