June 11th, 2009

Заваровский

Одна геополитическая идея в цитатах

Россия как геополитический объект может быть описана тремя признаками. Во-первых, это целостная геополитическая ниша русского этноса, лежащая к востоку от романо-германской этноцивилизационной платформы, не относясь на ней, и уже в пору своего конституирования в XVI в. превзошедшая коренную Европу площадью, а в XVII в. образовавшая особую платформу, заполнив пространство между Европой и Китаем. [...]
Второй признак России - обширность трудных для освоения пространств на ее востоке, притом что за 400 с лишним лет своего существования она не знала по-настоящему крупной угрозы с этой стороны света. [...]
Наконец, третьей чертой, конститутивной для России, является отделенность страны на западе от романо-германской Европы, родины либеральной цивилизации, поясом народов и территорий, примыкающих к этой коренной Европе, но не входящих в нее.


Вадим Цымбурский "Остров Россия"


Республики охраняют себя, соединяясь друг с другом, а деспотические государства ради той же цели отделяются и, так сказать, изолируются друг от друга. Они жертвуют частью своей страны, опустошают ее окраины и обращают их в пустыню, вследствие чего ядро государства становится недоступным неприятелю.
По закону геометрии - чем больше объем тела, тем относительно меньше его поверхность. Поэтому практика опустошения окраин более выгодна для больших государств, чем для средних. Такое государство само причиняет себе все то зло, которое мог бы ему причинить жестокий и неотразимый враг.


Шарль Луи Монтескье "О духе законов", кн. 9 гл. IV


Когда хивинский хан пошел войной на Бухару, то эмиру, средоточию вселенной и тени аллаха на земле, благоугодно было поручить мне главенство над бухарским войском. И я распорядился так, что мы без кровопролития победоносно отразили врага и все дело кончилось к нашему благу. А именно: от самой границы хивинской и в глубь на шей страны на многие дни перехода все города и селения были , по моему приказанию, превращены в развалины, посевы и сады истреблены, дороги и мосты разрушены. И когда хивинцы вступили на нашу землю и увидели одну пустыню без садов и без жизни, они сказали себе: "Не пойдем в Бухару, ибо там нечего есть и там нечем поживиться". Они повернули обратно и ушли, осмеянные и поруганные! И наш владыка эмир приказать тогда соизволил, что разорение страны своим же войском есть дело столь мудрое и полезное, что распорядился ничего не исправлять и оставить города, селения, поля и дороги в том же разрушенном виде, дабы и впредь чужеземные племена не дерзали вступать на нашу землю.

Леонид Соловьев "Повесть о Ходже Насреддине"