July 10th, 2009

Заваровский

Юрий Тихонравов "Дважды умерший"

Книга сто седьмая

Юрий Тихонравов "Дважды умерший, или Толковый молитвослов Лазаря Четверодневного"
2009 г., 256 стр.

Начал недавно читать yuritikhonravov, а он как раз раздает почитать свою новую книгу в жанре фай-фай. Единственное условие - написать отзыв о прочитанном в комментах или у себя в ЖЖ. Прочитал, выполняю.

Прежде всего я присланную книгу переверстал в формат А6 и распечатал/переплел. Привык к нормальным бумажным книгам, тем более тут сама форма просилась в формат размером с ладошку. Говорят, Гейне законченные стихи переписывал красивым почерком в специальную тетрадь. Очень правильно делал - некоторые тексты без адекватного бумажного воплощения теряют.

Книга построена триадами: молитва, рассуждение (редко больше странички, даже такой маленькой) и притча о Лазаре. В начале эти триады как-то соединены одной темой, но с середины книги эта связь улавливается отнюдь не всегда. Да, эти триады - молитва/рассуждение/притча - организованы в циклы: дневной цикл, недельный цикл, годовой цикл. В общем, молитвослов он и есть.

Я не буду рассматривать тут эти триады - в молитвах я ничего не понимаю, рассуждения - да, к концу книги они стали не то, что интереснее - темы как-то ближе. Я все-таки не христианин, хотя бы потому, что не "чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века" - я очень надеюсь, что с моей смертью я исчезну, как не было. Моя личность исчезнет, память - да, сколько-то десятков лет будут помнить меня, еще сколько-то - мое имя, а потом и это исчезнет. Это - мои чаяния, надежда то есть.
А вот эта книга говорит - зря я в это верю, все намного хуже (то есть с моей точки зрения хуже, а с христианской - или авторской - лучше):

Воскресение есть приближение к такому состоянию личности, в котором эта личность могла бы и хотела бы пребывать вечно - в сообществе с другими личностями.

Всеобщее воскресение мертвых есть не что иное, как Страшный суд. Воскресение само по себе есть испытание. И наказание для тех, кто его не выдерживает.

Меня часто спрашивают, как оно там - в аду. Почти то же самое, что и здесь. Ничего особенно не чувствуешь и гниешь потихоньку. Только никто не заблуждается, будто это когда-нибудь само собой изменится к лучшему.

Collapse )