March 24th, 2010

Заваровский

С.В. Мейен "Принцип сочувствия"

Книга сто сорок первая

С.В. Мейен "Принцип сочувствия: размышления об этике и научном познании"
М: ГЕОС, 2006 г., 210 стр.

Я давно читаю ЖЖ ivanov_petrov, так что эта фамилия мне знакома; покопавшись в памяти вычислил и другой источник знакомства - Мейен был учеником Любищева, о котором я читал документальную повесть Гранина "Эта странная жизнь" (несколько раз читал, да). В общем, когда в сети попалась эта книжечка, изданная тиражом 400 экземпляров, я не долго думая распечатал и прочел ее (пусть теперь она будет в 401 экземпляре).
Сергей Викторович Мейен был палеоботаником, т.е. занимался весьма экзотической ветвью биологии. Но в этой книге собраны его статьи на стыке методологии и популяризации. Основная статья, давшая название сборнику, именно методологическая. Она о восприятии новых идей научным сообществом:

Исследователь, выдвигающий новую, пока еще интуитивную идею, "чувствует" ее оправданность. Это - "принцип чувства (интуиции)" в эвристике. И принять эту теорию может на этой стадии лишь тот, кто "чувствует" то же, кому интуиция подсказала тот же результат, или, иными словами, кто опирается на "принцип сочувствия (соинтуиции)". Если бы озарение создателя идеи всегда встречало "соозарение" современников, если бы интуитивно ясное одному сразу становилось "соинтуитивно" понятным другим, то не было бы самого главного препятствия на пути распространения "идей века". К сожалению, это простое соображение о моральном праве на "соинтуицию", чувства на сочувствие и озарения на соозарение, не только не вошло в качестве нормы в практику общения ученых, но остается, в общем-то, и неосознанным.

Из-за самой бесконечности познания истина - не параграф в учебнике, не застывшее состояние, а движение, снимающее прежние противоречия и улучшающее и дополняющее нашу картину мира. Далеко не безболезненно идет этот процесс, и недаром крутые повороты в нем мы романтически зовем "научными революциями", считая их благодатной необходимостью. А они, может, вовсе и не благо, а крест, который принуждена, но не обязана нести наука. Очередная "научная революция" нередко восстанавливает в правах постулаты, смещенные с престола революцией предшествовавшей. Одна крайность сменяет другую. Маятник общественного мнения колеблется между немногими постулатами, и истина не лежит у этих полюсов.


Для реализации на практике своего "принципа сочувствия" автор предлагает для понимания воспользоваться опытом открытия, т.е. с помощью едва ли не "системы Станиславского" поставить себя на место оппонента (автора открытия). Не знаю, насколько это достижимо.
Самое интересное, конечно, это сопутствующие примеры и экскурсы в историю биологии. Мейен рассказывает историю Дриша и его термина "витализм" - неудачный выбор для новой идеи старого термина с большой предысторией привел к неожиданному результату: содержательно идеи вошли в мейнстрим биологии, но анонимно; сам термин "витализм" остался ругательным, а его автор - маргиналом.
Пара отступлений как бы в скобках:Collapse )