May 22nd, 2010

Заваровский

Томас Венцлова "Статьи"

Книга сто пятьдесят пятая

Томас Венцлова "Статьи"
http://magazines.russ.ru/authors/v/ventslova/ 80 стр.

В своих воспоминаниях Наталья Трауберг писала о литовском поэте, филологе и диссиденте Томасе Венцлове; это имя также звучало в связи с Иосифом Бродским - они дружили, Бродский посвятил ему стихи. В общем, решил посмотреть, что есть в сети, прочесть. Не поэзию, только статьи - стихов сейчас не хотелось. Прочел.
Большинство статей написаны в 70-е - 80-е, так что поначалу, пока еще не понял этого, было несколько странное ощущение. Ничего так, но без особых открытий:

Эзопов язык в определенном смысле имманентен литературе. Он относится к той же категории явлений, что иносказание и эллипсис. Это особый, очень утонченный вид коммуникации, и писатель Востока, оказавшийся на Западе, часто не знает, чем бы его заменить: утрата его может восприниматься как утрата поэтического языка вообще.

Хитроумные и жалкие приемы, имеющие целью обвести цензора вокруг пальца, по всей вероятности давно изучены властями и допускаются в определенных пределах: любой власти, особенно же тиранической, необходим клапан безопасности. Человек тратит на глупую игру все свои силы, все время, всю изобретательность. Игра минимализует задачи искусства — искусство превращается в бесконечное подмигивание, гримасничанье, подпускание шпилек. Малозначительные сами по себе вещи вырастают до небес, потому что автору в них удалось “нечто протащить”. Люди приходят в неумеренный восторг, получив в хитроумной упаковке то, что прекрасно знают и так; если же автору при этом удалось хотя бы в слабой степени нарушить запреты на секс или языковые непристойности, восторг переходит все мыслимые границы. Ничтожные фигуры завоевывают незаслуженную репутацию именно на том, что они — борцы с цензурой. Не цензор ли создает им репутацию — причем, пожалуй, сознательно?

_________________"Игра с цензором"
Collapse )
Заваровский

как я провел день

1. Сходил в библиотеку. При продлении читательского билета выяснилось, что последний раз был там в 2006 году. И тогда, как и сегодня, нужен был старый журнал - тогда вообще экзотика, "Вопросы агробиологии" за 1964 год, кажется. А сейчас - "Смена" за 1990 год.
Что понадобилось-то. У потрясающей американской писательницы Шерли Джексон есть великолепный рассказ - "Луиза, вернись домой". В сети его почему-то не было, зато в результате моего сегодняшнего визита в библиотеку теперь есть.

2. Там в библиотеке проходило какое-то сборище местных писателей - дарили они свои книги библиотеке. Пока ждал, чтобы мне журнал принесли, послушал. В общем, тушите свет, сливайте воду. Завкафедрой журналистики нашего университета все переживал о снижении "разумного сознания", показывал свою книжку о "Лермонтов и православная духовность" (оказывается, Лермонтов, сам того не подозревая, насквозь православно духовен) и, в частности, сказал: "вот недавно мне звонили из Америки - из той самой, откуда все зло на нас и исходит - и даже они оценили эту книгу!". Н-да, такие вот у нас преподаватели журналистики. Моя дочь как раз хочет на журналиста учиться - но не в нашем городе! И это радует.

3. Потом пошел в магазин "Впереплете", там выступал историк Виктор Кондрашин, рассказывал о крестьянстве в гражданскую войну и о голоде 30-х. Вот это совсем другое дело! - энергичный, хороший оратор, настоящий ученый - я не ожидал, что историк такого уровня у нас в педе работает. Серьезно так выступил.
Сейчас посмотрел в сети - эта рецензия вполне может служить конспектом половины его лекции (той, что о голоде). Только в лекции было еще и к нашей губернии привязка, где какие деревни вымерли. О книге, кстати, сказал, что читать ее - отнюдь не удовольствие. Сейчас нашел его статью о голоде, кусок книги, как я понимаю - да, тяжело читать. Не из-за стиля - из-за содержания.
Спросил его, что почитать об истории СССР - чтоб одной книгой. Он порекомендовал Моше Левина "Советский век". Купил, буду читать (отлично издана, они в "Европе" знают толк в книжном дизайне).

Суббота прошла не зря.