December 4th, 2010

Заваровский

Генри Райдер Хаггард "Аллан Кватермэн. Нада"

Книга сто семьдесят седьмая

Генри Райдер Хаггард "Аллан Кватермэн. Нада"
Вильнюс: Ална литера, 1991 г., 428 стр.

В детстве мне повезло: у матушкиной подруги была "библиотека приключений", так что Хаггарда - "Копи царя Соломона" - я прочел в самом правильном возрасте. И даже обратил себе это на пользу - летом в пионерлагере по ночам рассказывали страшные истории и всякие приключения, а я мог пересказать такую захватывающую книгу! За что и пользовался уважением.
Много позже, в начале 90-х, вдруг стали издавать много всяких книг, и среди прочего - Хаггарда. Забавное было время - на книгоиздании явно опробовалась рыночная экономика, издательства возникали, как грибы-дождевики, и столь же быстро распадались в пыль. Тогда я собрал несколько книг Хаггарда - его даже не требовалось переводить, бери и переиздавай дореволюционные и раннесоветские переводы.
Конечно, если читать его во взрослом возрасте, то это чтение другими глазами; и если перечитывание сопряжено с ностальгией по детству ("ах, как мне нравился этот момент или эта картинка!"), то ранее не читанные романы воспринимаются непредвзято. Оказалось, что о Египте как-то не очень, а вот Африка - самое оно! Приключения - ладно, обращаешь уже внимание на эпизоды-жемчужины, типа дуэли колдунов на грозовых тучах ("Жена Аллана"). Вообще африканцы у Хаггарда очень колоритны - недаром он несколько лет жил в Африке. Вот отрывок из "Аллана Кватермэна":

Мы вернулись на веранду, где нашли Умслопогаса за его любимым занятием, — он усердно чистил винтовки. Это была единственная работа, которую он признавал, потому что начальник зулусов не мог унизить своего достоинства какой-нибудь другой работой. Курьезное зрелище представлял из себя огромный зулус, сидящий на полу, тогда как его боевой топор стоял около него, прислоненный к стене. Его тонкие аристократические руки деликатно и заботливо чистили механизм винтовок. Он придумал имя каждой винтовке. Одну, принадлежавшую сэру Генри, он называл «Громобой», другую маленькую, но дающую сильный выстрел — прозвал «малюткой, которая говорит, словно хлещет». Винчестеры он называл «женщины, которые говорят так быстро, что не различишь одного слова от другого», винтовки Мартини он называл «обыкновенным народом», и так все до одной. Курьезно было слышать, как он, во время чистки, разговаривал с ними, как с людьми, шутил с самим добродушным видом. Он беседовал также со своим топором, считая его, кажется, задушевным другом, и целыми часами рассказывал ему свои приключения. С присущим ему юмором, он назвал свои топор «Инкози-каас», что значит «начальница» на языке зулусов. Я удивлялся такому названию и, наконец, спросил его об этом. Он объяснил мне, что его топор — женского пола, потому что у него женская привычка глубоко проникать во все. Он добавил, что его топор заслуживает названия «начальницы», так как все люди падают перед ним, подавленные его силой и красотой. Кроме того, Умслопогас советовался со своим топором во всех затруднениях, потому что этот топор, по его словам, обладает большой мудростью, так как «заглянул в мозги многих людей».
Collapse )