July 14th, 2021

Заваровский

Ганс Гейнц Эверс "Охотники на дьявола"

Книга шестьсот двадцать четвертая

Ганс Гейнц Эверс "Охотники на дьявола" ("Der Zauberlehrling oder Die Teufelsjäger", 1909)
Salamandra P.V.V., 2014 г., 105 cтр.
https://www.twirpx.org/file/2041523/

В промежутке между чтением умных книг (есть у меня привычка читать несколько книг параллельно) решил прочесть что-ньть на сон грядущий. Готическая проза в смысле привиденческие истории тут лучший выбор, а этот роман всего сотня страниц, как раз на два вечера перед сном.

Вообще-то в оригинале этот роман примерно в пять раз больше, где-то пятьсот страниц, так что этот "перевод" то ли конспект, то ли выдрали одну, хотя и главную, сюжетную линию, а остальное выкинули. В результате это очень странное чтение - толком без начала, конец как ножницами отрезан, сюжетные линии подвисли в воздухе, причем непонятно: то ли дальше какое-то развитие должно быть, то ли это часть рифмы-рамки и все было в отрезанном начале романа. Ощущения от чтение весьма своеобразные - примерно как в руки попал один из номеров журнала, где публиковался роман с продолжением. Или, коль речь идет о готическом романе, можно вообразить, что попался старый потрепанный кодекс, начальные и конечные листы которого погрызаны мышами.

В оригинале роман называется "Ученик пророка, или Охотники на дьявола". От основного названия ничего не осталось - совершенно непонятно, какой ученик какого пророка; главный герой тут такой ницшеанский человек, немного сверхчеловек - он и богат, и умен, и властен, гипнозом владеет и не верит в Бога, несколько страдая от того, что у него в душе нечем верить в Бога. Приезжает он в швейцарскую деревушку и между делом наводит шороху - то главного пьяницу перепьет, то больную излечит, причем не своими руками, а через "американца", лидера местной религиозной секты. "Американец" он потому, что ездил на заработки в Америку и вернулся, а секта называется "Охотники на дьявола", отсюда и второе название романа. Да, главный герой еще соблазнил/изнасиловал и сделал своей любовницей дочь хозяина гостиницы, где он остановился. В некоторой степени это парафраз "Фауста", но тут, как и Шиллеру, "не требуется помощь дьявола в рассказе о том, как студент соблазнил прислугу".

И вот тут мы подошли к главному: ни в одной книге я не встречал такого мощного присутствия дьявола за событиями. Ничего сверхъестественного не происходит - пара исцелений, одно из которых сам герой описывает как естественную работу организма (он дал опиум как снотворное), а второе крайне непродолжительно, хотя и впечатляюще. Что до сектанских самобичеваний и прочей религиозной одержимости, то тут тоже ничего сверхъестественного - массовая истерия. Сами про себе события не выходят за рамки естественных объяснений, но за всем сюжетом просматривается дьяволов замысел, использующий людишек втемную. Сначала главный герой вроде как решил посмеяться над невежественными фанатиками - он действует по своей воле и вполне успешно, пока в один момент его власть над окружающими вдруг перестает действовать и он остается бессильным наблюдателем. Мораль: не играй в дьявола, потому как он будет тебе в этой игре помогать. И если в первой половине книги дьявол просматривался за действиями главного героя, то потом он начинает забавляться сектантами и любовницей главного героя. У англичан есть пословица: "тот, кто ищет помойную яму, обязательно в нее попадет" - вот и сектанты назвались "охотниками на дьявола", вот и поймал дьявол их. Описания действий сектантов даны глазами бессильного свидетеля, а если учесть, что книга написана на основе реальных событий в швейцарской деревушке Вильденспух в 1823 году, то жути это все прибавляет - тут кровь точно не кетчуп.

Насколько я знаю, этот роман целиком не переведен на русский язык, а жаль. Это первый роман трилогии, второй и наиболее известный у автора - "Альрауне", я писал о нем и о фильме, поставленном по нему. Третий - "Вампир" - тоже вроде бы не переведен. Кста, в "Альрауне" тоже ощущение одержимости демонами, но никаких сверхъестественных событий. Умеет Эверс создать ощущение дьявольского/демонического там, за ширмой видимых событий.