Тимур Василенко (timur0) wrote,
Тимур Василенко
timur0

Categories:

Эдмунд Бёрк "Размышления о революции во Франции"

Книга четыреста пятьдесят вторая

Эдмунд Бёрк "Размышления о революции во Франции" (1790 г.)
М: "Рудомино", 1993 г., 144 стр.
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/berk_razm.php

В предыдущей записи я привел высказывание Андрея Тесли о консерватизме и в комментах egovoru спросила, не такой ли смысл вкладывал в это понятие Эдмунд Бёрк, создатель консерватизма. Вопрос, достойный поиска ответа, и потому я прочел это его сочинение, основополагающее по теме. Благо, не велико.

Полное название - "Размышления о революции во Франции и заседаниях некоторых обществ в Лондоне, относящихся к этому событию, в ПИСЬМЕ, предназначенном для парижского дворянина, написанном достопочтенным Эдмундом Бёрком", т.е. формальный повод - Французская революция. Сочинение написано в 1790 году, т.е. в самый разгар событий: король уже заточен, но еще не казнен; революция в разгаре, но еще нет диктатуры Робеспьера. Еще не случились самые страшные события той революции, но случившегося уже достаточно для обоснованной критики - и нас интересует сама позиция, с какой эта критика ведется, именно эта позиция и получила впоследствии название "консерватизм".

Начнем с того, что эта позиция подчеркнуто антитеоретична. Вернее - антиабстрактна. Общие принципы, основополагающие права и свободы - не значат ничего. Важно их конкретное воплощение:

Я не могу хулить или хвалить что бы то ни было, имеющее отношение к человеческим поступкам и общественным интересам, если не увижу предмета во всех его связях, во всей обнаженности, а не в единичности метафизической абстракции. Обстоятельства (мимо которых с легкостью проходят некоторые господа) в действительности определяют достоинства и недостатки каждого политического решения. Именно обстоятельства делают любую общественную или политическую схему полезной или пагубной для человечества.
Абстрактно рассуждая, твердая власть так же хороша, как свобода; но мог бы я, находясь в здравом рассудке, десять лет назад поздравлять Францию с тем, что она удовлетворена своим правительством, не разобравшись, какова природа этого правительства или какими методами оно управляет? Должен ли я сегодня поздравлять эту страну с освобождением только потому, что абстрактно свобода может быть отнесена к благу для человечества?

Я воздержусь от поздравлений Франции с обретенной свободой, пока не буду знать, как новая ситуация отразилась на общественных силах; управлении страной; дисциплине в армии; на сборе и справедливом распределении доходов; на морали и религии.


В критике революционной власти Франции он прежде всего подчеркивает, что это власть "философов", т.е. она основывается на абстрактных положениях, которые на практике оборачиваются злом - больше половины этой работы посвящено анализу конкретных решений и их плачевных или несправедливых последствий. Критика весьма проницательна: он предвидит и революционный террор, и приход Наполеона (без персоналий, разумеется).

Но, все же - как вообще возможна такая антиабстрактная, предельно практическая позиция? На что-то ведь она должна опираться! - Да, такая опора есть. Практически воплощенный идеал - британская конституционная монархия, которая даже в период Славной революции развивалась преемственно. Вообще, преемственность развития - это краеугольный камень консерватизма (равно как и непроговариваемое положение о единственности пути естественного развития):

В период Революции мы хотели и осуществили наше желание сохранить все, чем мы обладаем как наследством наших предков. Опираясь на это наследство, мы приняли все меры предосторожности, чтобы не привить растению какой-нибудь черенок, чуждый его природе. Все сделанные до сих пор преобразования производились на основе предыдущего опыта; и я надеюсь, даже уверен, что все, что будет сделано после нас, также будет строиться на предшествующих авторитетах и образцах.

Вы видите, что начиная с Великой хартии до Декларации прав наша конституция следовала четкой тенденции отстаивания свобод, которые являются нашим наследством, полученным от праотцов и переданных потомкам как достояние народа, и без каких-либо ссылок на другие более общие приобретенные права. Так, наша конституция сохранила наследственную династию, наследственное пэрство. У нас есть палата общин и народ, унаследовавший свои привилегии и свободы от долгой линии предков.

Такое политическое устройство представляется мне плодом глубоких размышлений или скорее счастливым результатом следования мудрым законам природы. Дух новшеств присущ характерам эгоистическим, с ограниченными взглядами. Английский народ прекрасно понимает, что идея наследования обеспечивает верный принцип сохранения и передачи и не исключает принципа усовершенствования, оставляя свободным путь приобретения и сохраняя все ценное, что приобретается. Преимущества, которые получает государство, следуя этим правилам, оказываются схваченными цепко и навсегда. В соответствии с конституцией, выработанной по подобию законов природы, мы получаем, поддерживаем и передаем наше правительство и привилегии точно так же, как получаем и передаем нашу жизнь и имущество. Политические институты, блага фортуны, дары Провидения переданы потомству, нам и для нас, в том же порядке и в той же последовательности. Наша политическая система оказывается в точном соответствии с мировым порядком, она существует по правилам, предписанным для функционирования постоянного органа, состоящего из временных частей, этот порядок по закону великой, поразительной мудрости предусматривает слияние воедино огромных таинственных человеческих рас, которые по неизменному закону постоянства стремятся вперед в общем процессе вечного угасания, гибели, обновления, возрождения и нового движения. Так универсальный закон природы преломился в жизни государства, в котором мы усовершенствуем то, что никогда не бывает полностью новым, и сохраняем то, что никогда полностью не устаревает.


Эту же позицию можно рассмотреть не только как историческую (описание примера Британии), но и как проектную - как могла бы развиться в соответствии с ней Франция:

Если бы вы не вычеркнули из памяти своих предков, сохранили живыми прежние принципы и образцы старого всеобщего европейского закона, улучшив и приспособив его к современной ситуации, вы бы явили миру примеры новой мудрости. [...]
Если бы вы все это сделали, вы получили бы хорошие плоды: свободное государство, сильную монархию, дисциплинированную армию, реформированную и пользующуюся уважением церковь, смягченное и энергичное дворянство - все условия, чтобы умножать ваши добродетели, а не уничтожать их; либеральные порядки для третьего сословия позволили бы ему соревноваться с дворянством и привлечь его на свою сторону; у вас был бы защищенный, довольный и трудолюбивый народ, научившийся понимать и ценить благополучие, которое можно обрести только на стезях добродетели и которое гарантируется полным моральным равенством.


Воплощенный если не идеал, то успешный образец (= Британская монархия), а также эволюционные изменения маленькими шажками - вот он, консерватизм:

В государстве действуют множество темных и скрытых сил, и те из них, что на первый взгляд не заслуживают внимания, могут стать причиной будущего несчастья или, напротив, благополучия. Наука управления, предназначенная для достижения практических целей, требует от человека опыта, для которого подчас мало целой жизни, и он должен с величайшей осторожностью приступать к работам по сносу общественного здания, которое в течение веков отвечало своему назначению, и с еще большей осторожностью - к возведению нового, особенно когда перед нами нет модели, доказавшей свою полезность.

Сохранять и одновременно реформировать - дело совсем иное. Задача сохранения последних частей старого государственного механизма и необходимости добавления к ним новых требует сильного ума, концентрированного и постоянного внимания, сравнительных и комбинационных способностей, взаимопонимания; эти качества должны проявляться в постоянном столкновении с противостоящей силой порока, желанием отказаться от совершенствования и раздражающим легкомыслием. Но вам могут возразить: "Такой процесс протекает медленно. Это неприемлемо для ассамблеи, которая похваляется тем, что за несколько месяцев может справиться с работой, на которую нужны столетия", "такой способ реформирования может потребовать многих лет". Несомненно, потребует; и так и должно быть. Мы имеем дело с методом, для которого время - один из помощников; его осуществление протекает медленно и в ряде случаев почти незаметно. Но действовать таким образом - это действовать в правильном направлении, и, с моей точки зрения, в этом - проявление величайшей мудрости.

Средства, проверенные практикой, больше пригодны для политических целей, чем придуманные оригинальные проекты.


Собственно, о консервативной позиции в общем понимании - это всё. Конкретный консерватизм Бёрка, как мы видели, основан на Британской монархии как идеале, и некоторые черты этого идеала получают у него свое обоснование. Я говорю прежде всего о сословном обществе и наследственном пэрстве. Аргументация известная - управлять это профессия, власть полна искушений etc. Многое представляет только исторический интерес - и литературный, сказано-то хорошо:

Пороки преувеличивают, когда их выгодно выдать за причину наказания. Враг - плохой свидетель; грабитель - еще худший.

Желания большинства и его интересы различны.

Когда высшая государственная власть оказывается в руках политического органа, составленного так, как мы видели, то последствия неизбежны. Практически высшая власть становится принадлежностью людей, не привыкших к самоуважению, не рискующих никакой завоеванной репутацией, и не приходится надеяться, что они скромно и терпеливо распорядятся ею. Можно ли ожидать, что эти люди, по вдохновению толпы оказавшиеся вознесенными из самого низкого состояния к вершинам власти, не окажутся отравленными своим удивительным возвышением?

Чувства и мысли, составившие целую нравственную систему, коренились в древнем рыцарстве; сам принцип внешне претерпевал изменения, ибо менялись условия человеческой жизни, но он продолжал существовать и оказывал свое влияние на длинный ряд поколений, сменяющих друг друга, вплоть до нашего времени. Если он полностью исчезнет, то, боюсь, потеря будет огромной. Именно он был отличительной чертой современной Европы. Именно он придавал блеск любым формам правления, еще со времен азиатских империй и, может быть, государств античного мира в период расцвета. Этот принцип, не покушаясь на ранги, обеспечивал благородное равенство, проходившее через все грани социальной жизни. Благодаря ему, короли свободно и дружески обращались со своими подданными, а те относились к королю без подобострастия. Без усилий и сопротивления этот принцип гасил вспышки высокомерия и гордости, обязывал монархов прислушиваться к общественному мнению, заставлял строгие власти вести себя корректно, давал понять, что манеры могут быть важнее законов.

Хотя это может показаться парадоксальным, но правда, что те, кто обычно занимаются поиском и выявлением ошибок, не способны к реформаторству, ибо их ум направлен не на добро и справедливость и не привык находить в них удовольствия. Но слишком сильно ненавидя пороки, они слишком мало любят людей. И следовательно нет ничего удивительного в том, что они не расположены и не способны служить им.


(Последнее высказывание прям-таки как о Навальном)

И, возвращаясь к вопросу, поставленному в начале этой записи: консерватизм Бёрка и консерватизм, о котором говорит Тесля, - разные. Есть общее, разумеется, но они соотносятся примерно как джазовая тема и вариация - тема угадывается, но в вариации акценты существенно другие. На джазовых концертах в начале номера обычно играют тему, а потом идут импровизации-вариации, постепенно уходящие все дальше. Но самые-самые известные джазовые стандарты частенько исполняют, начиная сразу с импровизаций - подразумевается, что все любители джаза уже многократно слышали основную тему и узнают ее в вариациях. К сожалению, многие тексты или разговоры о политологии построены по тому же принципу - читатели как бы должны знать темы и потому им предлагаются только вариации, порой весьма далеко отстоящие от изначальной темы. Для понимания часто весьма полезно обратиться к теме, еще не искаженной вариациями. К тому же, если дело касается политических наук, часто это будут сочинения XVIII века, а тогда писать умели. Читательское наслаждение, да.
Tags: XVIII век, Книги 5
Subscribe

  • Два позднесоветских артхаусных фильма

    Эти два фильма многое соединяет: - оба вышли в 1988 году - они очень странные, по-хорошему странные, истинный артхаус - "ушиблены Тарковским", сняты…

  • "Карнавал душ" (1962)

    Попался старый привиденческий фильм " Карнавал душ / Carnival of Souls" (Херк Харви, 1962), шедевр категории Б, снят за копейки с актерами нонейм.…

  • Уильям Голдман "Принцесса невеста"

    Книга шестьсот двадцать третья Уильям Голдман "Принцесса невеста" (William Goldman "The princess bride", 1973, 1998, 2003) СПб: Азбука, 2017 г.,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments