Тимур Василенко (timur0) wrote,
Тимур Василенко
timur0

Categories:

Два фильма Рауля Руиса

Этой осенью посмотрел два фильма Рауля Руиса из поздних, один из которых мне очень понравился, а второй наоборот.

Очень понравился фильм "Обретенное время" (Le temps retrouvé, d'après l'oeuvre de Marcel Proust, 1999) по одноименному роману Марселя Пруста. Понравился всем - и картинкой (прежде всего картинкой!), и рассказанной историей (Пруст, однако), и тем, как эта история рассказана. Ну и любовь Руиса к теплым ламповым спецэффектам тут на месте - если надо показать, что больному персонажу не хватает воздуха, то комната начинает сжиматься, а делается это с помощью движущихся декораций безо всяких компьютеров.

Практически сразу (через неделю-другую) я посмотрел другой фильм Руиса - "Климт" (Klimt, 2006) - и он мне не понравился. Понимаю, что подсознательно я искал того же, что мне так понравилось в "Обретенном времени" (об этом позже), и не нашел (как я был слеп!).

Но прежде всего мне не понравилась рассказанная история и то, как она рассказана.
Тут надо сделать небольшое отвлечение и поговорить о том, что вообще интересует Руиса в кино, а точнее - что НЕ интересует. А не интересует его персонаж - его персонажи не вызывают сопереживания, по большому счету они нас не волнуют, потому что не волнуют и режиссера. Его интересует структура сюжета - даже не сам сюжет. Его сюжеты (его сюжеты, не экранизации) построены по принципу фуги - самоповторение с вариациями, удвоение-утроение внутри себя. Если так рассказана детективная история, то это здорово - см. "Генеалогию преступления" или совершенно замечательный "Собачий разговор". Но в "Климте" рассказана выдуманная биография Густава Климта, и эта форма неудачна для нее.

Итак, "Обретенное время" мне очень понравилось, "Климт" наоборот - и через некоторое время меня накрыло. Я осознал, что в некотором роде это один фильм - вернее, взгляд на один предмет (если таковым можно считать Европу начала XX века и Первую мировую войну) с двух сторон - из Франции и из Австрии. Сюжеты этих фильмов, вернее, сюжетные рамки - схожи, даже тождественны: взгляд-воспоминание умирающего персонажа в прошлое, взгляд, полный ностальгии.

"Обретенное время" меня поразило тем, что каждый кадр казался репликой картины того времени, однако оказалось сложно найти те конкретные картины, что вроде бы всплывали в памяти. При просмотре "Климта" моей ошибкой было то, что здесь-то с художником было ясно и я ожидал увидеть воплощенные в кадре его картины - увы, при первом просмотре я не увидел ни одной.

Разумеется, осознав сходства этих двух фильмов я посмотрел "Климта" вторично и уж тут увидел воплощенные картины - разумеется, не в тех местах, где ожидал. Смотреть этот фильм во второй раз уже с позиции "взгляда с другой стороны Обретенного времени" оказалось интересно - у Руиса вообще есть любимые приемы, ну а тут оба фильма прям-таки собраны из одного и того же лего; было ощущение, что некоторые кадры он специально сделал в пандан первому фильму.

Далее я буду показывать на примерах две вещи:
1. Если не цитаты, то аллюзии на реальные произведения живописи в этих фильмах;
2. Те самые кирпичики лего, из которых собраны эти фильмы - это и построения кадров, и приемы рассказа.

Итак, начнем. Первое, что стоит отметить - в обоих фильмах есть взятые из реальности персонажи, и даны они с хорошим портретным сходством:

Марсель (Марчелло Маццарелла), главный герой и рассказчик в "ОВ"


и Марсель Пруст


В "К" целых два "реальных" персонажа (на самом деле больше):
сам Гутав Климт (Джон Малкович)


он же в жизни


и Эгон Шиле (Николай Кински, гениальное попадание в образ)




и его же автопортрет


После появления автопортрета Шиле самое время перейти к воплощенным картинам в этих фильмах. Тут уже параллелизм на время отставим и просто поищем цитаты. Начнем с "Обретенного времени".

Первая пара "кадр + картина" пусть будет эта:



Джеймс Уистлер "Аранжировка в сером и чёрном. Мать художника", 1871


Это не точное воспроизведение, но цвет, общее строение и даже две картины на стене явно указывают если не на цитату, то на аллюзию. Кстати, в "Климте" тоже будет картина Уистлера - похоже, режиссер был к нему неравнодушен.

Еще одна параллель:



James Tissot "Captain Frederick Gustavus Burnaby", 1870


Вообще общее впечатление от "ОВ" это такие ожившие картины Тиссо - английского художника, работавшего во Франции. Время немного не то, но вот общее впечатление в ту сторону.

И последняя живописная параллель из "ОВ" идет к Магритту:



Рене Магритт "Воспроизведение запрещено", 1937 г.


Тут надо знать, что в кадре фильма мы видим одного персонажа - Марселя - в двух возрастах, молодого и старого. На самом деле в трех - там по берегу бегает Марсель-мальчик. Это кадр из сцены смерти, а бегающий по берегу мальчик является самоцитатой Руиса - так же заканчивается его "Остров сокровищ", мальчик убегает за границу кадра и мы слышим автоматную очередь и слова рассказчика "больше Джима Хоккинса никто не видел".

На этом мы закончим живописные аллюзии в "Обретенном времени" и посмотрим на таковые в "Климте". Сразу предупреждаю, что искать этих цитат в сценах в мастерской художника не стоит, не повторяйте моей ошибки. В фильме цитаты в женских образах, присмотритесь к ним.



"Дама в шляпе и боа", 1909


Еще один персонаж:



"Портрет Фрицы Ридлер", 1906


Кадр, отсылающий нас к нескольким картинам:



Золотой фон как на "Портрете Адели Блох-Бауэр I" (1907)



а лицо и прическа отсылают к "Портрету Эмилии Флеге" (1902)



Ну а теперь анонсированный выше Уистлер:



и крупнее



Джеймс Уистлер "Симфония в белом № 1", 1862


В этой сцене Климт всячески лажает картину Уистлера - типа, это так жалко, что даже нечего ругать. Стоит заметить, что исторически именно через картины Уистлера австрийцы познакомились с импрессионизмом, так что тут он не случаен.


На этом живописные аллюзии в этих фильмах закончились (еще пару совсем сомнительных я не беру, а сколько я еще не заметил) и я перехожу к параллелям между самими фильмами.

Как я уже говорил, оба фильма повествуют об одном времени - начало XX века и Первая мировая война, причем это взгляды из двух столиц - из Парижа и из Вены. Мировая война где-то на периферии, она воспринимается как досадная помеха. Персонажи этого не замечают, но умирает тот мир, который она знали. Но это знаем мы и это знает режиссер - и он показывает нам смерть той старой Европы через умирание главных героев. Оба фильма начинаются одинаково - больной главный герой лежит в постели и вспоминает прошлое. Оканчиваются они тоже одинаково смертью героя (мы еще вернемся к этим сценам).

А теперь - визуальные параллели между фильмами.

Лупа и старые фотографии:





Кинематограф:





Столь любимый Руисом театр теней:





Подглядывание и зеркала:













Даже такая мелочь - цилиндр на полу:





Схожи эти фильмы и красивыми женщинами. В "Климте" их больше, в том числе обнаженных, но и там и там есть женщина-мечта:

Жильберта (Эммануэль Беар)




Лиа де Кастро (Саффрон Берроуз)




И, прежде чем переходить к финальной сцене смерти, возьмем по одному типично-руисовскому кадру из этих фильмов:





Люблю у него эту насыщенность деталями и крупный предмет на переднем плане. Про его любовь к обилию статуэток здесь говорить не будем.

Итак, финальная сцена смерти главного героя. Эта смерть дается в виде путешествия по какому-то лабиринту в сопровождении ребенка, ребенок даже выступает поводырем - в "ОВ" это сам Марсель-мальчик, в "К" это некая девочка (возможно, это дочь Климта, по сюжету вполне).





Но, чтобы не кончать на теме смерти, еще одна пара кадров - это не параллель, но в обоих случаях это нечто, противоположное смерти: волшебный фонарь и матрешки:





PS.
Последний кадр из "Климта", перекликающийся с моей недавней записью: здесь Климт и Шиле вместе рисуют:



Манера Шиле передана весьма неплохо, а вот Климт рисовал мягче.

PPS.
К фильму Руиса "Климт" нашелся ключ в виде его же фильма "Обретенное время". Но у него есть и другие непонятные фильмы - в частности, "Любовное сражение во сне". Кажется, есть кое-какие наметки и для понимания этого фильма, но надо прочесть пару книжек. Вообще, понять фильм Руиса это значит выявить его структуру, его внутренние симметрии и повторы с вариациями. Это весьма условное "понимание", оно не предполагает "что он хотел этим сказать". Такой вот он, Рауль Руис.
Tags: Кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments