Тимур Василенко (timur0) wrote,
Тимур Василенко
timur0

Categories:

Ричард Фейнман "Какое тебе дело до того, что думают другие?"

Книга девяносто четвертая

Ричард Фейнман "Какое тебе дело до того, что думают другие?" (Richard P. Feynman "What Do You Care What Other People Thing?", 1988)
Ижевск: РХД, 2001 г., 208 стр.

С Фейнманом у меня какое дело - стоит мне в руки попасться книге "Вы конечно шутите, мистер Фейнман?", как я тут же начинаю ее читать. Хуже, когда она на работе попадется в сети - тут главное удержаться и не открыть ссылку. А вот в пятницу открыл в википедии статью о Фейнмане - нет, "...шутите..." не открыл, но там оказалась ссылка на эту книгу, а я ее не читал. Думаете, я после этого работал? Ну да, вы все правильно поняли.

Книга не такая интересная, если сравнивать с "шутите", но все равно хороша. Здесь он рассказывает о своем детстве, о своей первой жене. Последнее отнюдь не весело, ибо она умирала от туберкулеза. Впрочем, пишет он больше о ее шутках - очень тепло так пишет, любил он ее.

Фейнман очень интересный человек. Он то, что называется "человек эпохи возрождения" - разносторонне и гармонично развитый. Собственно, он в этом чемпион - если сравнить его с Леонардо да Винчи, то сравнение будет не в пользу последнего (по разнообразию дарований и достижений если сравнивать). Поэтому интересно, как он стал таким. Первая же глава книги рассказывает, как его воспитывал отец. Еще до его рождения отец сказал: "Если родится мальчик, то он будет ученым" и воспитывал соответственно. В частности, он учил понимать, что же в действительности значит написанное - то есть прикинуть это наглядно, выяснить основной смысл, а заодно элементарными наблюдениями проверить его. Рассуждая о названиях птицы и о том, что они ничего о ней не говорят, его отец сказал следующее:
"Давай посмотрим на птицу и на то, что она делает - вот что имеет значение". (Я очень рано узнал разницу между тем, чтобы знать название чего-то, и знать это что-то).
Он сказал: "Например, взгляни, птица постоянно копается в своих перышках. Видишь, она ходит и копается в перышках?"
- Да.
Он говорит: "Как ты думаешь, почему птицы копаются в своих перьях?"
Я сказал: "Ну, может быть, во время полета перья пачкаются, поэтому птицы копошатся в них, чтобы привести их в порядок".
- Хорошо, - говорит он. - Если бы это было так, то они должны долго копошиться в своих перьях сразу же после того, как полетают. А после того, как они уже какое-то время провели на земле, они не стали бы столько копаться в своих перьях - понимаешь, о чем я?"
- Угу.
Он говорит: "Давай посмотрим, копошатся ли они в своих перьях сразу после того, как сядут на землю".
Увидеть это было несложно: между птицами, которые бродили по земле в течение некоторого времени, и тем, которые только что приземлились, особой разницы не было. Тогда я сказал: "Я сдаюсь. Почему птица копается в своих перьях?"
- Потому что ее беспокоят вши. Вши питаются белковыми слоями, которые сходят с ее перьев.
Он продолжил: "На лапках каждой вши есть воск, которым питаются маленькие клещи. Они не в состоянии идеально переварить это вещество, поэтому выделяют материал, подобный сахару, в котором растут бактерии".
Наконец он говорит: "Итак, ты видишь, что везде, где есть источник пищи, существует какая-то форма жизни, которая его находит".
Теперь я знаю, что, может быть, это были не вши, что, быть может, на их ножках не живут клещи. Эта история, возможно, была неправильна в деталях, но то, что он мне рассказывал, было правильно в принципе.


Интересное было у него воспитание. Меня в этой истории радует то, что гипотеза тут же проверена несложным наблюдением - потом он часто будет так проверять вычитанные идеи, лучше всего это описано в главе "Это так же просто, как раз два три". В ней рассказывается, что в некой статье утверждалось, что мыслительные процессы в мозгу осуществляются химической реакцией с участием железа. Доказательство было остроумным, но сомнительным - Фейнман же начал с проверки экспериментальных данных. На себе, разумеется. То, что он показал несостоятельность сказанного в статье - это мелочи; гораздо интереснее то, что по ходу он узнал об устройстве мышления. Завершилось же все чем-то вроде спорта - наука уж точно не менее увлекательная штука и в чем-то ему сродни (в лучших проявлениях и того, и другого).

Больше половины книги посвящено участию Фейнмана в комиссии по расследованию аварии челнока "Челленджер" - помню, как раз в перестройку дело было, кадры взрыва часто крутили по TV. Вот этот раздел читается просто как детектив - правда, чтобы этот детектив понять, желательно знать, как работает производство, завод. Иначе сказанное может показаться сенсационным разоблачением, каковым на самом деле не является. А вот вопрос "как может честный человек работать в Вашингтоне?" - не риторический, а буквальный - интересен и актуален (с соответствующей транспозицией Вашингтона на ... - да на любую власть). Ответа в книге нет, но намеки - есть.

Завершается книга лекцией "Ценность науки". Фейнман до самой смерти оставался оптимистом:
Мы стоим в самом начале существования человечества. И наша схватка с проблемами не так уж безрассудна. Но перед нами простираются десятки тысяч лет будущего. Наша задача - сделать все, на что мы способны.

Такой жизни и такому оптимизму можно только позавидовать.
Tags: Книги 2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments