Тимур Василенко (timur0) wrote,
Тимур Василенко
timur0

Category:

Об астрологии

0. Почему написан этот текст

Недавно Владимир Рокитянский (gignomai) опубликовал у себя в ЖЖ пост, в котором задался вопросом, как устроена астрология. Собственно, источником его размышлений послужили две статьи Аркадия Левицкого (davidych), одна из которых, основная — «Астрология — язык для понимания» — есть в сети.
Также недавно ivanov_petrov привел отрывок из книги Хакинга «Представление и вмешательство»: «Мы не переусердствуем, если скажем, что Парацельс жил в мире, отличном от нашего. Существует два сильных лингвистических коррелята для понятия разобщение. Один из них заключается в том, что многочисленные утверждения Парацельса не могут быть оценены как истинные или ложные. Другой - в том, что центральными для его мысли являются забытые способы рассуждения.» В комментариях отметили, что сходные способы мышления используют современные астрологи.
По прочтении всего этого я вспомнил о двух любопытных и нетипичных статьях об астрологии, а также о вырисовавшихся параллелях с мифологическими практиками — в общем, об этом и решил написать.


1. О чем говорит астрология?

Человеку этому на роду написано проводить время главным образом за решением трудных задач, отпугивающих других. […]
Страницы своих рукописей он хранит довольно небрежно, зато всякого рода выпрошенные книги стремится всеми силами подольше не возвращать, будто те могут ему еще раз понадобиться.
Даже непродолжительное время, проведенное без пользы, причиняет ему страдание. Вместе с тем он далек от того, чтобы упорно сторониться человеческого общества. В денежных вопросах он почти скуп, в экономии тверд, строг к мелочам и ко всему, что приводит к напрасной потере времени. Вместе с тем он питает к работе непродолимое отвращение, столь сильное, что часто лишь страсть к познанию удерживает его от того, чтобы не бросить начатое. И все же то, к чему он стремится, прекрасно, и в большинстве случаев ему удается постичь истину. […]
Меркурий в VII доме означает торопливость и нерасположенность к работе, хотя сам Меркурий движется быстро, а Солнце в секстиле с Сатурном означает усердие и настойчивость. Таковы два противоположных начала в этом человеке: он непрестанно испытывает раскаяние по поводу упущенного времени и все же бесцельно расходует время. Меркурий наделяет его склонностью к шутке и забаве, а также к игре ума с более легковесными предметами. […]
Заметь: человек, думающий о чем-то постороннем и продолжающий писать, находится под влиянием Меркурия в квадратуре с Марсом. Свободный Меркурий способствует ясности мышления, но квадратура с Марсом пересиливает и приводит к тому, что человек не ждет, покуда его мышление прояснится. Отсюда — частое раскаяние, поскольку способность к мышлению остается, а порыв проходит. Возможно, что Марс вызывает порыв лишь там, где сам преисполнен порыва. Но этим влияние Марса отнюдь не исчерпывается. У меня Марс, поскольку он близок к стоянию, означает непрестанно действующую, всепроникающую, неотвратимую силу, у других в сочетании с Солнцем он порождает умеряющую, а в противостоянии — раздражающую силу.


Это отрывки из сочинения Иоганна Кеплера «О себе», иначе называемого «Гороскопом Кеплера». Здесь любопытно переплелись автобиография, самонаблюдение, самоанализ и астрология. Собственно, вопрос в роли последней — предсказывает ли она будущее? В этом гороскопе явно нет, так же как здесь она не раскрывает прошлое — она служит языком объяснения, вскрывает или скорее упорядочивает внутренние потенции человека. Задача упорядочивания в отличие от заведомо противоречивой задачи предсказания вполне корректна и не имеет однозначного решения — тут астрология находится на одном поле с психологией и я отнюдь не уверен, что сильно уступает последней (примечание: это утверждение основывается не на высокой оценке астрологии, а скорее на низкой оценке психологии). Собственно, не столь важно, на каких вешках развешивать ткань жизни, лишь бы ее можно было обозреть — будут ли это знаки Зодиака и планеты, или Я и Оно, или Родитель/Ребенок/Взрослый трансакционного анализа — важнее умение обращаться с этими вешками, а не их «объективный» смысл. Конечно, психологи скажут, что их вешки (система понятий) вполне объективны — то же самое скажут и астрологи про свои вешки. Я вполне допускаю, что и то, и другое верно — с чего бы это реальности не поддаваться описанию различными и противоречивыми способами? Тем более что несовместимость обычно в таких делах располагается не на уровне описания, а на уровне обоснования, теоретической модели механизма действия. Собственно, об этом в применении к астрологии мы и говорим.

Вот как определяет суть метода астрологии gignomai в своем посте:

Астрология не дает прогнозов, которые с неизбежностью осуществляются, а лишь указывает на тенденцию. Причем - и это мне показалось привлекательным - этой тенденции можно следовать, а можно ее, напротив, преодолевать. Первое легче и безопаснее, но второе, если получается, может перевести человека на качественно иной уровень. […]
Человек есть структурное подобие космоса. Пространство и, что для астрологии важнее, время неоднородны, а структурны. Моменты времени качественно различаются между собой и совсем небезразлично, в какой момент времени родиться или что-то делать. Связь между состоянием звездного неба и человеком не причинная, а через одновременность, прохождение через одни и те же точки пространства-времени с их качественным своеобразием.


Как бы то ни было, с чем точно не имеет смысла сравнивать астрологию, так это с физикой и астрономией. Звезды астрономии и звезды астрологии лишь примерно соответствуют друг другу как видимые объекты — помнится, Иоганн Кеплер (как астроном) сказал: "Всякое созвездие ни больше ни меньше как случайная компания звезд, ничего общего не имеюших ни по строению, ни по значению, ни по размерам, ни по досягаемости"; а Аркадий Левицкий как астролог в примечании к своей статье пишет: «Знак — единица углового деления Зодиака, 1/12 его часть (сектор в 30° по эклиптической долготе). Примерно две тысячи лет назад знаки совпадали с одноименными созвездиями». Т.е. не имеет смысла говорить о воздействии созвездия Скорпиона на человека — если что и воздействует, то никак не эта случайная компания астрономических объектов, которая даже в астрологии весьма условна; тем более астрология и не утверждает какого-то причинно-следственного воздействия — она говорит о синхронистичности, это как часы могут нам помочь указать место на небе, где сейчас солнце, даже если оно скрыто плотными тучами. Звезды в астрологии суть такой механизм, наблюдая который астрологи могут что-то сказать о человеке (да, именно так — «могут сказать», здесь я пока не рассматриваю истинность или достоверность этих высказываний). Что же касается планет в астрологии, то с ними еще интереснее, но об этом позже.

Для дальнейшего надо бы рассмотреть концептуальные модели астрологии — как же все-таки она работает, как осмысляет себя. Благо, у нас есть несколько статей астрологов на эту тему.


2. Естественнонаучная модель

Хотя мы отметили, что астрологию не имеет смысла рассматривать методами физики, но сама естественнонаучная основа модели вполне возможна — в частности, gignomai в конце своего поста задается вопросом:

Насколько мне известно, при составлении гороскопов имеют дело с ВИДИМЫМ небом, а не небом астрономов. Но, поскольку это язык описания времени, то можно, видимо, заменить видимое небо на астрономическое. Это будет другой язык, но с одного на другой можно переводить. Так?

Этот вопрос можно рассмотреть и как влияние видимой картины звездного неба на человека; или лучше на синхронизм видимой картины звездного неба и происходящего в человеке. Разумеется, современные астрологи это не Кеплер и сами они на звездное небо не смотрят — астрологическая практика состоит в том, чтобы по дате, времени и месту рождения построить астрологическую карту (кажется, это так называется), а потом уже ее истолковывать. Т.е. имеется трехшаговая практика:
1) Узнать данные о рождении
2) Рассчитать астрологическую карту
3) Истолковать астрологическую карту
Первый пункт вопросов не вызывает, а уже второй... Единственного живого настоящего астролога я знал лет пятнадцать назад, вернее — астрологиню, она ходила в мини-юбке и у нее были очень красивые ноги, так что не астрология меня интересовала ;-) Тем не менее я помню, что расчет карты был делом очень неслабым и она использовала толстые таблицы ихних астрологических эфемерид, а также географический атлас, чтобы узнать долготу и широту места рождения. Это к тому, что вполне возможно, что карта действительно отражала картину звездного неба в момент рождения — если, конечно, чисто астрономическая методика расчета была верной и таблица эфемерид основывалась на недавних астрономических наблюдениях. Собственно, примерно та же задача стоит в задачах навигации по звездам: мы видим звездное небо и хотим определить точку на глобусе, из которой в данный момент мы его видим.
Возникает первый «естественнонаучный» вопрос: методика астрологических расчетов действительно восстанавливает картину звездного неба в момент и в точке рождения? Т.е. астрологи основываются на синхронизме реального звездного неба и человека, или на ином синхронизме — человека и результатов их расчетов? Последние в этом случае отнюдь не обязательно должны отражать видимое звездное небо (разумеется, под «видимым» я понимаю не только то, что видно на небе, если поднять голову; картинка включает в себя весь глобус неба, в том числе и его часть ниже горизонта).
Проверить это может астролог, также знакомый и с астрономией. Аркадий Левицкий (davidych) по образованию физик — думаю, он может вполне однозначно ответить на этот вопрос.

Теперь перейдем к третьему шагу практики — к истолкованию астрологической карты. Вот тут уже интереснее — а можно ли вообще применять естественнонаучный подход к этому шагу? Оказывается — можно:

Проблема моделей реальности имеет важнейшую связь с астрологией, поскольку астрологи работают исходя из видения реальности, которое вне Эйнштейна, вне Юнга, вне Дарвина и вне великих религиозных мыслителей; они работают с другим измерением реальности, для которого нет принятой модели. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы астрологи выясняли — для себя и для других — модели мироздания, с которыми работают, и в поисках астрологической истины рассчитывали, какой предельной рациональности и какой всеобщей красоты хотят достичь.
Если взглянуть с этой точки зрения на астрологическую теорию и практику, обнаружим, что разные астрологи исходят из различных моделей реальности. Некоторые модели в какой-то мере совместимы, т. е. допускают соединение с другими в единую обобщенную модель, но в других случаях кажутся несовместимыми, и если исходить из астрологической истины, пришлось бы принять одну модель и отказаться от другой.


Дэвид Хэмблин "Астрологические модели реальности"

В этой статье автор рассматривает различные методы истолкования астрологических карт и анализирует их естественнонаучными в общем-то методами — непрерывность и даже плавность изменения и т.п. Так рассматривать астрологию можно, но не интересно.

Аркадий Левицкий в статье "Астрология — язык для понимания" как раз и рассматривает астрологию с двух позиций: с естественнонаучной, неадекватной для предмета, и с позиции гуманитарного знания. Собственно, выбор позиции и есть основной предмет статьи:

Астрология, формулируя принцип подобия, утверждает, что человек есть структурное подобие космоса — микрокосм. Она утверждает, что, последовательно проводя этот принцип, можно понять, увидеть, как проявляется в человеке-микрокосме вся сложнейшая гамма движений космоса. В нем — в большом космосе — есть планеты и зодиакальные знаки, есть ритмы и фазы циклических процессов, есть сложнейшая система связей между этими важными вещами. И все это можно наблюдать. […]
“Звезды” не управляют ничем, во всяком случае в буквальном смысле — но качество момента времени в данном месте пространства таково, что созвучен ему определенный тип событий. Событие не обязательно произойдет — может ничего и не произойти: утверждается лишь, что ничего несозвучного, неподходящего по тональности произойти не может. Например — если мы посадим семечко подсолнуха, то может вырасти подсолнух, может не вырасти ничего. Но бутерброд или дуб не вырастут наверняка.
Это утверждение математик прочтет следующим образом: с точки зрения астрологии взаиморасположение планет описывает необходимые условия событий. Достаточных условий наступления данного события нет, и это очень важно. В этом, собственно, и состоит принципиальное отличие гуманитарного знания от естественно-научного. Именно поэтому понятие “прогноз” в гуманитарном знании если и уместно, то совершенно в ином смысле, чем в знании естественно-научном.


В другой своей статье, «Прогноз, и его роль в превращении человека в обезьяну» (к сожалению, в сети не нашел) Левицкий говорит:
Когда астролог, или любой другой консультант, делает прогноз, он обращается к определенному слою в человеке. Это — слой, поддающийся прогнозированию, слой, развивающийся по “объективным законам” — то есть наиболее механичная, машиноподобная, алгоритмизируемая его часть.

К сожалению, Левицкий в своих статьях почти не рассматривает астрологию с точки зрения именно методологии гуманитарного знания, очень мало конкретики для понимания.


3. Гуманитарная модель — герменевтика астрологии

К счастью, этот вопрос подробно рассматривается в большой статье Гленна Перри "От парадигмы к методу в астрологическом исследовании". Постановка проблемы в статье описана так:

Астрология базируется на утверждении, что имеются регулярно наблюдаемые корреляции между небесными и земными явлениями. Главная среди этих корреляций — изоморфизм души и космоса; то есть, астролог утверждает, что психическая структура показана в структуре Солнечной системы в момент рождения. Кажется несомненным, что если бы это утверждение было истинным, то ценность астрологии была бы огромной.[...] Однако в тех специальностях, где астрология предположительно могла бы принести наибольшую пользу — в медицине, психиатрии, психотерапии и семейном консультировании, — ее использования не заметно.

Автор полагает, что вопрос в неправильном выборе парадигмы — естественнонаучная парадигма (он сводит ее к экспериментальному методу) для астрологии не подходит:

К счастью, существует альтернативная парадигма, в пределах которой можно рассматривать и проверять утверждения об истинности астрологии. Это — органическая парадигма донаучных культур, которая сегодня возникает вновь под заголовком “наука постмодернизма”. В недавнее время произошло довольно радикальное изменение в философии науки, которое позволяет практикам принять истины, век назад казавшиеся магическими. Значение этого трудно переоценить, ведь это изменение берет свое начало из магического, органического восприятия мира донаучных культур, в рамках которого астрология росла и процветала.

Далее автор, разобравшись быстренько с экспериментальным методом, переходит к методам органической парадигмы.
Первым из них идет системный метод Берталанфи. К сожалению, ни читая когда-то Берталанфи, ни сейчас из этой статьи Перри я не смог понять сущность системного метода. По моему скромному мнению, на метод это не тянет — единственное полезное в нем это антиредукционизм, понимание того, что система больше суммы своих частей (а в чем-то и меньше — помнится, Генри Саймон в своей книге «Науки об искусственном» приводил в пример след человека, идущего по пустыне — примерно такой же будет и след муравья, т.е. разница в сложности муравья и человека тут не существенна и сложность системы определяется рельефом, а не тем, кто по нему идет).
Второй метод — феноменологический метод Гуссерля. Это уже самая что ни на есть гуманитарно-научная методология, в статье приведен пример феноменологического исследования в астрологии. Вопрос исследования, поставленный перед его участниками, был «расскажите мне о вашем ощущении энергии планеты Уран». Я не буду здесь это разбирать — желающие прочтут в статье Перри.
Третий (и основной) метод — герменевтическое исследование. В начале автор кратко описывает метод герменевтики, его основную задачу — поиск смысла и назначения событий и построение правильной интерпретации (ссылки на Дильтея, Полкингхорна, Гирца, Рикера — видно, что автор теоретически проработал вопрос). Вот тут самое интересное — автор достаточно подробно описывает одно герменевтическое исследование в астрологии:

Пример герменевтики в астрологии даёт Ричард Тарнас (1993), чьё исследование планеты Уран представляет изящную и остроумную демонстрацию данного метода. Тарнас заметил, что астрологи достигли практически полного согласия между собой относительно значения планеты Уран — это принцип перемен, прогрессивных реформ, восстания, освобождения, внезапных прорывов сознания, неожиданных открытий и т.п. Но при этом корреляция с божеством греческой мифологии Ураном (именем которого названа планета) была — в лучшем случае — очень слабой. Тарнас выдвинул гипотезу, что астрологическое значение планеты Уран лучше описано греческим мифом о Прометее. Это, по сути, и была гипотеза его исследования.
Чтобы проверить свою гипотезу, он сделал исчерпывающий исторический обзор, включающий биографии нескольких сотен известных людей, характер и достижения которых были прометеевскими по качеству, то есть, тех персонажей истории западной культуры, которые были известны своей яркостью, новаторством, бунтарством, открытиями и оригинальностью. После получения карт своей группы исследования, он изучил их, с особым акцентом на натальных аспектах планеты Уран, транзитах к натальному Урану и транзитах Урана к натальным планетам. Его цель состояла в том, чтобы определить, действительно ли Уран был заметно проявлен в картах этих прометеевских личностей. Далее, он тщательно исследовал ключевые периоды в истории, которые согласовались с традиционными темами Урана — прорыв, революция, освобождение, открытие, — проверяя, был ли Уран в эти периоды вовлечён в заметный аспект к внешним планетам, как могла бы предсказать традиционная астрология.
Двигаясь от гипотезы к данным и обратно, Тарнас продемонстрировал “герменевтический круг”. Его гипотеза состояла в том, что значение планеты Уран лучше представлено фигурой Прометея, чем богом Ураном. Его данными были (1) биографии известных личностей, которые каким-либо образом воплотили миф о Прометее, и (2) их гороскопы, в которых Уран был заметно выделен. Части (данные) и целое (гипотеза) находились в процессе обоюдного, взаимного влияния, который постепенно привёл Тарнаса к более глубокому и более полному пониманию его предмета. По мере того как продвигалось исследование, лежащее в основе единство значения собиралось из всё большего количества составных частей. Это движение от гипотезы к данным и обратно позволило ему проникнуть в суть значения Урана, которое имеет большую вероятность быть правильным. К концу своего исследования он накопил такую массу данных в поддержку своей гипотезы, что вероятность её истинности стала близка к абсолютной. Таким образом, Тарнас не только внёс вклад в наше понимание планеты Уран, но также в убедительной форме продемонстрировал мощь, красоту и обоснованность астрологии.


Не ту страну назвали Гондурасом Неправильно планету назвали — вот результат этого исследования. Причем это вполне серьезный результат, без шуток — просто надо понимать, какая тут стоит задача. А именно: выстраивание мифологической картины мира, привязка ее к движениям планет. В конце концов, планета Уран была открыта Уильямом Гершелем при помощи телескопа, а немецкий астроном Иоганн Боде первым из учёных выдвинул предложение именовать планету Ураном, в честь бога неба из греческого пантеона. Он мотивировал это тем, что «так как Сатурн был отцом Юпитера, то новую планету следует назвать в честь отца Сатурна». Ясно, что это именование случайно, и, если астрологический параллелизм между микрокосмом и макрокосмом существует, вполне разумна задача выяснить суть значения этой планеты и подобрать ей подходящего персонажа из греческой мифологии — тоже, кстати, обширного и отнюдь не естественнонаучного мировоззрения.

У меня к этому исследованию единственная претензия — очень хотелось бы иметь контрольную группу из пар биография+гороскоп, чтобы проверить полученные выводы. Не знаю, было ли это сделано — пусть и без использования статистических критериев достоверности, просто как вариант самоконтроля полученных выводов. Вместе с тем, если рассматривать астрологию как элемент мифологического образа мысли, такой контроль не обязателен.


4. Колдун и его магия

Рассмотренное выше герменевтическое астрологическое исследование имеет много параллелей с некоторыми практиками нецивилизованных народов, описанными в статье Клода Леви-Стросса "Колдун и его магия" (извиняюсь за обширную цитату, но она того стоит):

С двенадцатилетней девочкой, после того как один подросток схватил ее за руку, случился нервный припадок; подросток был обвинен в колдовстве и вызван на суд жрецов Лука. В течение часа он тщетно отрицал свои оккультные познания. Поскольку эта система защиты оказалась недейственной, а колдовство в то время у зуньи еще считалось преступлением, каравшимся смертью, обвиняемый изменил тактику и придумал длинный рассказ, где он объяснял, при каких обстоятельствах ему довелось приобщиться к колдовству и получить от своих учителей две вещи, из которых одна сводила девочек с ума, а другая — вылечивала их. Этот пункт ловко предотвращал развитие событий в неблагоприятном направлении. От юноши потребовали предъявления его снадобий, он отправился к себе домой под надежной охраной и вернулся с двумя корнями, силу которых тут же продемонстрировал. Действия его представляли собой настоящий сложный обряд: проглотив один корень, он якобы впал в транс, а испробовав другого, вернулся в нормальное состояние. После этого он дал лекарство больной и объявил ее выздоровевшей. Сеанс был прерван до следующего дня, а ночью мнимый колдун бежал. Его вскоре поймали, и семья жертвы сама организовала трибунал для продолжения суда. Столкнувшись с нежеланием своих новых судей принять предыдущую версию, юноша придумывает новую: все его родственники и предки были колдунами и именно от них-то он и унаследовал такие замечательные способности, как умение превращаться в кошку, набирать полный рот кактусовых колючек и убивать свои жертвы — двух младенцев, трех девочек и двух мальчиков, стреляя в них изо рта этими колючками. Все это он может благодаря магическим перьям, позволяющим ему и его близким покидать земную оболочку. Последняя подробность оказалась тактической ошибкой, так как теперь судьи потребовали предъявить перья как доказательство правдивости нового рассказа. После различных отвергнутых одна за другой отговорок ему пришлось повести судей в свойдом. Он утверждал, что перья спрятаны за обшивкой стены, которую он не может разрушить. Его все же заставили это сделать. Разрушив одну из стен, каждый обломок которой он внимательно рассматривал, юноша попытался оправдаться своей забывчивостью: перья были спрятаны два года назад, и он забыл, где они находятся. Вынужденный продолжать свои поиски, он разрушил вторую стену, и через час работы в самане показалось старое перо. Он жадно схватил его и подал своим преследователям как вышеупомянутое орудие магии; его заставили подробно рассказать о способах его применения. Наконец юношу потащили на общую площадь, где он должен был повторить всю свою историю, снабженную им многочисленными новыми подробностями. Закончил он свой рассказ высокопарным самоуничижением, оплакивая утрату своей сверхъестественной силы. Убежденные таким образом слушатели решили наконец его освободить.
Этот рассказ, который нам, к сожалению, пришлось сократить и лишить его всех психологических нюансов, поучителен во многих отношениях. Прежде всего, как мы видим, обвиняемый, преследуемый за колдовство и рискуя быть приговоренным к смертной казни, получает оправдание не вследствие отрицания своей вины, а, напротив, сознавшись в мнимом преступлении. Более того, он укрепляет свои позиции, сообщая следующие друг за другом версии, каждая из которых оказывается снабженной большими подробностями (а следовательно, и большей долей вины), чем предыдущая. Публичное судебное разбирательство ведется не так, как у нас, т. е. по принципу обвинений и их отрицания, а в форме ссылок и детализаций. Судьи не ждут от обвиняемого, чтобы он оспаривал какое-то утверждение или тем более отвергал те или иные факты. Они требуют от него лишь подтверждения системы, известной им только по одному фрагменту; они хотят, чтобы он воссоздал остальное соответствующим образом. Исследовательница сообщает при описании одного из этапов судебного разбирательства: ”Воины были настолько поглощены рассказом юноши, что, казалось, совсем позабыли о причине его присутствия на суде” . И когда наконец было извлечено магическое перо, то, как очень тонко отмечает автор, «воины были потрясены, они восклицали в один голос: ”Что это значит?” Теперь они были уверены в том, что юноша говорил правду». Они испытывают потрясение, а не торжество при виде вещественного доказательства преступления; судьи стремятся не наказать преступление, а скорее удостоверить реальность системы, сделавшей его возможным, причем для них существенны не столько объективные обоснования, сколько соответствующее эмоциональное выражение. Суд соучаствует в признании; тем самым оно обретает новую силу и превращает самого обвиняемого в сотрудника обвинителя. Благодаря этому колдовство и связанные сним идеи перестают отягчать сознание как совокупность неясных чувств и плохо сформулированных представлений и обретают реальное бытие. Обвиняемому в качестве свидетеля сохраняют жизнь, и удовлетворение правдоподобием вымысла оказывается для группы несравненно богаче и ощутимее, чем было бы удовлетворение правосудия в случае наказания виновного. И, наконец, благодаря находчивости при защите, постепенно заставив аудиторию поверить в истинность своей системы (поскольку выбор делается не между этой и другой системами, но между магической системой и отсутствием всякой системы, т. е. хаосом), подросток сумел превратиться из угрозы безопасности своей группы в гарантию ее духовного единства.
Но защита, пожалуй, отличается не только изобретательностью, Создается впечатление, что, попытавшись осторожно, на ощупь найти соответствующую лазейку, обвиняемый искренне и, без преувеличения можно сказать, с жаром принимает участие в драматическом представлении, которое разыгрывается им и его судьями. Его объявляют колдуном, а поскольку таковые существуют, то он мог бы также им быть. Да и какие признаки открыли бы ему заранее его призвание?
Может быть, его призвание как раз выявилось в этой коллизии и доказательством его служат конвульсии доставленной в судилище девочки. И для него тоже единство системы и роль, которая ему отведена в ее становлении, важнее личной безопасности, которой он рискует в этом приключении. На глазах у всех он ловко, но вполне чистосердечно создает постепенно образ, подходящий для данной роли; черпая из своих воспоминаний и познаний, импровизируя, он тем не менее искренне живет в этой роли. Он пытается, пробуя осуществить различные манипуляции и воссоздавая по кусочкам ритуал, выполнить ту миссию, которую мог бы выполнять любой другой. Не ясно, в какой мере под конец этой истории герой так же хитрит, как в начале, и в какой мере приросла к нему маска, более того, не ясно даже, не стал ли он на самом деле колдуном. Вот что читаем мы в записи о его последней исповеди: ”Чем больше юноша говорил, тем больше тема его рассказа поглощала его. Время от времени лицо его озарялось чувством удовлетворения, вызванным сознанием власти над своими слушателями”. То, что девочка выздоровела, приняв лекарство, и то, что опыт, вынесенный из столь необычного испытания, организовался в систему, заставило ни в чем не повинного юношу окончательно уверовать в свое сверхъестественное могущество, в котором группа уже давно не сомневалась.


Здесь очень много интересного, но, пожалуй, самое важное — никого не интересует «объективная истина», похоже, что этому понятию просто нет места в такой картине мира. Если проводить параллели с астрологией, то вполне может оказаться, что и методы расчета не дают реальной картины видимого неба, и сам процесс интерпретации работает по «цыганскому принципу» — замечать, на что реагирует клиент и развивать эти вопросы. В конце концов, примерно на том же построена работа психолога, да и врача вообще. Потому как в клинической ситуации не интересна «истина вообще», целью является излечение этого конкретного человека. Если обратиться к рассказу о суде по мифологическим законам, скорее даже это лучше назвать мифологической судебной процедурой, то там концентрация не на прошлом — «что действительно было», — а на будущем: «что в этой ситуации делать». Эта ориентация на деятельность, на практический результат, на частную ситуацию и на конкретного человека с почти полным игнорированием «реальности» диаметрально противоположна «научной» установке и, кстати, нашему понятию суда. Естественные науки работают с утверждениями в наиболее общей форме, из которых по возможности элиминирована личность, высказывающая эти утверждения, к формуле F=ma имя Ньютона имеет только случайное, историческое отношение, никак не физическое. В гуманитарных науках этот идеал заведомо недостижим, но исследователь, зная о своей неизбежной субъективности, по возможности фиксирует свои исходные установки и уж точно знает, что возможны и другие интерпретации (стандартная работа ученого-гуманитария — выявлять в интерпретациях своих предшественников их изначальные установки, присущие конкретному исследователю и/или тому времени и тому обществу). В любом случае и в сознании гуманитария есть некий идеал объективности. И заранее не известно, к чему приведет это исследование, главное — его объективность. Одной фразой отмечу, что в научной установке важен метод, допускается отнюдь не любой способ действий, а лишь тот, который позволяет держаться объективности (насколько она вообще достижима).
Как мы видели, в мифологической картине все в точности наоборот. Любой инцидент, любое отклонение должно быть устранено — целостная картина мира должна быть восстановлена. При этом не важно соответствие утверждений о фактах реальности, не важен метод — допускаются любые действия, лишь бы они были направлены на восстановление целостности картины мира.

Если посмотреть на мифологическое сознание, то с нашей точки зрения оно полно неверных утверждений. К примеру, разве этот подросток заколдовал девочку? Разве на самом деле он колдун? Психологи найдут какой-нибудь невротический диагноз этой девочке и их «научная картина мира» будет восстановлена. Кстати, в той же статье есть емкое описание механизма действия колдовства:

Со времени появления трудов Кеннона мы стали яснее представлять себе психофизиологический механизм смерти, последовавшей в результате заклинания или колдовства. Случаи эти отмечены во многих районах земного шара: лицо, считающее себя объектом колдовских чар, внутренне убеждено в полном соответствии с традиционными представлениями своей группы, что оно обречено. Это убеждение разделяется его родными и друзьями. Поэтому его связи с обществом начинают обрываться: проклятого избегают и относятся к нему не только как к мертвому, но и как к источнику опасности для окружающих. Окружающие всем своим поведением и по любому поводу внушают несчастной жертве мысль о смерти, которой она и не пытается избежать, будучи уверенной в неотвратимости своей судьбы. Впрочем, в честь такого человека совершаются обряды, которые должны будут препроводить его в царство теней.
Сначала "порченого" насильственно лишают семейных и социальных связей, затем отлучают от всякого рода обязанностей и деятельности, позволяющей индивиду осознавать себя как личность. Но потом он вновь сталкивается с могучими социальными силами, на этот раз только для того, чтобы быть изгнанным из мира живых. Постепенно глубокий ужас, который он испытывает, внезапное и полное отторжение от привычных систем отношений с миром, создаваемых благодаря участию всей социальной группы, подавляют околдованного, тем более что эти системы обращаются по отношению к нему в свою противоположность, и из живого человека, наделенного правами и обязанностями, он обращается в мертвеца — объект страхов, обрядов и запретов. И физическая смерть наступает незамедлительно вслед за смертью социальной.
(ПРИМЕЧАНИЕ: Один австралийский туземец, жертва подобного завораживания, в апреле 1956 г. был доставлен в безнадежном состоянии в госпиталь в Дарвине. Его поместили в кислородную палатку и кормили с помощью зонда, в результате чего он постепенно выздоровел, так как был убежден, "что магия белого человека самая сильная")


Если с этой точки зрения посмотреть на «колдовство» подростка, то если мы не можем сказать, что он ее заколдовал, то нет никаких сомнений, что он ее расколдовал — именно он запустил тот механизм, настроил отношение общества к ней, что она расколдовалась (а могла бы и умереть, если бы все считали, что он ее заколдовал). Для девочки все закончилось благополучно, но и для подростка тоже — он оправдан, более того, он занял в обществе иное, более высокое положение. Уж такова оказалась его роль в ad hoc сочиненной картине мира. И, если даже с нашей точки зрения мы нашли некоторую объективность в новой картине мира этого общества (пусть и индуцированную попытками восстановить целостность картины мира), то с точки зрения мифологического сознания она уж точно не содержит изъянов и оговорок.

В одной дискуссии prometa как-то заметила, что самая крутая магия это юриспруденция, поскольку там одни слова обращаются в самые существенные последствия. То есть если нашу картину мира пополнить возможностью изменения реальности посредством договоренностей или индуцированной веры (а какова «объективная реальность» правил дорожного движения? ни из каких физических или биологических законов они не следуют — чистая договоренность), то мы увидим место элементам мифологического сознания в нашей картине мира.

Возвращаясь к астрологии, хочу сказать следующее. Верно ли, что есть синхронизм микрокосма и макрокосма, синхронизм движения планет по звездному небу и структуры момента времени в каждой точке пространства — я не знаю; это всего лишь частный вопрос об именовании, можно ли ее назвать гуманитарной наукой. Если ее методы исследования своей методологии отвечают критериям, принятым в гуманитарных науках — хорошо, это основание для доверия. Но даже если нет, если астрология есть лишь способ сочинения частной мифологии, если она ненаучный аналог самоанализа, если при этом человек верит в нее — она все равно работает. Во благо или во зло — это решать каждому для себя. Я для себя решил.


5. Заключение

И, чтобы дважды не вставать, сразу отвечу на возможные вопросы:
Верю ли я в астрологию? — Нет.
Читаю ли я гороскопы в газетах? — Нет, ибо дурь.
Хочу ли я, чтобы настоящий астролог составил мне гороскоп? — Ни в коем случае!
Почему? — Опасаюсь шрёдинбага сознания.
Tags: Наблюдения краем глаза
Subscribe

  • "Насмотревшись детективов"

    На ютубе обнаружилась моя любимая киноманская комедия " Насмотревшись детективов / Watching the Detectives" (2007, Пол Сотер). Фильм, в котором я…

  • Два позднесоветских артхаусных фильма

    Эти два фильма многое соединяет: - оба вышли в 1988 году - они очень странные, по-хорошему странные, истинный артхаус - "ушиблены Тарковским", сняты…

  • "Карнавал душ" (1962)

    Попался старый привиденческий фильм " Карнавал душ / Carnival of Souls" (Херк Харви, 1962), шедевр категории Б, снят за копейки с актерами нонейм.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments