Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Заваровский

Дж. Г. Симпсон о терпимости (и нетерпимости) ученых


Необходимо отметить, что ученые, более чем многие другие смертные, должны быть терпимы к неопределенности и разочарованиям. Наше столетие сделало все более очевидным тот факт, что наука неопределенна по самой своей природе. За исключением разве что тривиальных и строго наблюдаемых феноменов, ее результаты редко абсолютны, но чаще устанавливаются с некоторым уровнем вероятия, или, в более строгих терминах, с некоторым доверительным интервалом. Ученым следует также мириться с разочарованиями в силу того, что они никогда не могут наперед сказать, приведут ли их действия, на которые могут быть затрачены годы и даже целая жизнь, к результатам с желаемой степенью доверительности. (Если бы это было возможно, в самих действиях отпала бы необходимость.) На самом деле, единственное, в отношении чего ученые могут быть вполне определенны, - это то, что полное решение ни одной значимой проблемы недостижимо.
Ученые действительно терпимы к неопределенности и разочарованиям, потому что они должны быть такими. Лишь к одной вещи они не могут и не должны быть терпимы - к беспорядку.

Дж. Г. Симпсон "Принципы таксономии животных"
Заваровский

Кристофер Блейр "Девушка-гепард"

Книга шестьсот двадцать пятая

Кристофер Блейр (Э. Херон-Аллен) "Девушка-гепард: Рукопись, помещенная на хранение в архив Университета Космополиса профессором физиологии" (Edward Heron-Allen "The Cheetah Girl", 1923)
Salamandra P.V.V., 2021 г., 57 стр.
https://www.twirpx.org/file/3472067/

Решил посмотреть, что там за последние два года Salamandra P.V.V. наиздавала - в этом электронном издательстве выходят всякие странные книги, большая серия старой забытой фантастики, библиотека авангарда со всякими харбинскими футуристами. А тут выясняется, что они открыли новую серию - "Темные страсти", в ней уместно смотрелся бы де Сад, если бы его не издавали все кому не попадя. Это издательство все же фокусируется на редкостях и забытых книгах, вот и эта из таких. Как сказано в аннотации это "гибрид девиантной эротики и мотивов «Острова доктора Моро» Г. Уэллса — вероятно, самая редкая книга в истории научной фантастики ХХ в.".

Надо отметить, что аннотация в части содержания этого рассказа не врет: главный герой профессор физиологии является душеприказчиком своего учителя и оказывается опекуном некой юной особы, Уники. Эта особа соблазняет его - тут даже не соблазнение, а чисто животное взаимное влечение, и он, как порядочный человек, похищает ее у матери (та категорически против брака) и женится на ней. Мать кончает самоубийством и передает главному герою рукопись умершего профессора, которая содержит тайну личности Уники. Оказывается, Collapse )
Заваровский

Пари Паскаля о чайнике Рассела

Недавно в одной дискуссии в контексте разговора о том, что невозможно доказать отсутствие, вспомнили о "чайнике Рассела". Это из его статьи "Существует ли Бог?":

Если бы я стал утверждать, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник, никто не смог бы опровергнуть моё утверждение, добавь я предусмотрительно, что чайник слишком мал, чтобы обнаружить его даже при помощи самых мощных телескопов.

Рассмотрим два утверждения:
1. Действительно есть расселов фарфоровый чайник (т.е. описанный в цитате выше).
2. Такого чайника нет.

На какое утверждение вы поставите?

С одной стороны, если наличие чайника Рассела хоть как-то можно доказать, к примеру, предъявив его, то выстроить какую-либо логическую цепочку рассуждений, неопровержимо доказывающую его отсутствие, скорее всего невозможно. С другой стороны, если смотреть на психологическую уверенность, на здравый смысл, то мы прекрасно понимаем, что такого чайника нет, и мы пойдем против своих убеждений, если поставим на утверждение номер один.
Collapse )
Заваровский

Иностранцев о выборе между деньгами и наукой


По утверждении меня кандидатом естественных паук проф. Пузыревский предложил мне сделаться его штатным ассистентом. В то же время я получил и другое предложение. От конторы Демидова я получил приглашение занять место преподавателя естественных на­ук в реальном училище Нижнего Тагила. Денежные вознаграж­дения за эти труды сильно отличались друг от друга. За место ас­систента я должен был получать то же содержание, что и раньше, т. е. по 300 рб. за год, за преподавательскую деятельность мне предлагали за то же время 3000 рб., да подъемные, прогон и проч. По своей практике в репетировании я не чувствовал ни малейшего стремления к педагогии; она мне не нравилась. Кроме того, я уже вкусил душевную радость, а с ней и удовольствие, в занятии нау­кою, а потому без особых колебаний отказался от предложений де­мидовской конторы и сделался штатным хранителем минералогиче­ского кабинета нашего Университета.

А.А. Иностранцев "Воспоминания"
Заваровский

Академик Крылов о математике и инженерии


Чистый математик, которого мы будем называть геометр, требует от своей науки — математики — прежде всего безукоризненной логичности и строгости суждений.
Одно время в конце XVIII в математика как бы отчасти сбилась с этого пути, но уже в первой четверти ХIХ в была на него вновь неуклонно направлена Гауссом, Абелем и Коши; начиная же с последней четверти XIX в, по почину Вейерштрасса, в математику вновь вводится, можно сказать, «эвклидова строгость», а с нею отвлеченность.
Математика сама создает те идеальные образы, над которыми она оперирует, не только не прибегая при этом к наглядности, но тщательно изгоняя из своих рассуждений и доказательств всякую наглядность, всякое свидетельство чувств. Геометр не только не верит своим чувствам, но не признает самого их существования; он есть декартово «мыслящее существо». Геометру нет дела до того, есть ли в природе такие предметы, к которым его образы относятся, для него важно, что он их создал в своем уме, приписал им определения, аксиомы и допущения, после чего он с полною логичностью и строгостью развивает следствия этих аксиом и допущений, не вводя при этом никаких других аксиом и никаких новых допущений, — до остального ему дела нет.

Ясно, что практик, техник, каковым и должен быть всякий инженер, смотрит на дело совершенно иначе. Он должен развивать не только свой ум, но и свои чувства так, чтобы они его не обманывали; он должен не только уметь смотреть, но и видеть; он должен уметь не только слушать, но и слышать, не только нюхать, но и чуять; свои же умозаключения он должен сводить не к робкому декартову «мыслю — значит существую», а к твердому, практическому: «я это вижу, слышу, осязаю, чую — значит это так и есть».

А.Н. Крылов "Значение математики для кораблестроения" в кн. "Мои воспоминания"
Заваровский

Александр Зиновьев "Зияющие высоты"

Книга без номера, потому как бросил чтение

Александр Зиновьев "Зияющие высоты"
М: Независимое издательство, 1990 г., 316+315 стр., прочитано ~50 стр.
http://www.zinoviev.ru/rus/textheights.pdf
https://flibusta.appspot.com/b/133475/read?Hyh4QbBJ

Странное варево. Роман не роман, трактат не трактат, хотя есть черты обоих. Социологический трактат, изложенный в виде романа, причем с помощью персонажей, лишенных индивидуальности и сведенных к ролям:

Заведующий зачитал историческую речь, в которой заявил, что вековая мечта человечества вот-вот сбудется, так как на горизонте уже видны зияющие высоты социзма. Социзм есть вымышленный строй общества, который сложился бы, если бы в обществе индивиды совершали поступки друг по отношению к другу исключительно по социальным законам, но который на самом деле невозможен в силу ложности исходных допущений.

Это могло бы быть интересно, даже попадаются неплохие афоризмы:

Хорошо ошибается тот, кто ошибается первым.

или даже рассуждения о социальных законах или о науке (автор все же профессиональный философ):Collapse )
Заваровский

Романо Гвардини "Конец нового времени"

Книга пятьсот пятьдесят девятая

Романо Гвардини "Конец нового времени" (R. Guardini "Das Ende der Neuzeit", 1950)
в книге "Феномен человека" М: Высшая школа, 1993 г., с.240-296
https://royallib.com/read/gvardini_romano/konets_novogo_vremeni.html#0
http://yakov.works/libr_min/04_g/va/rdini.htm

Именно эту небольшую книгу выбрал журнал "Вопросы философии" для первого знакомства русских читателей с мыслью немецкого католического теолога и философа-экзистенциалиста итальянского происхождения Романо Гвардини, напечатав ее перевод в № 4 за 1990 год. Если кто не помнит, тогда впервые стало можно западную философию, т.е. не отдельные контрабандные статьи, а вполне этапные крупные работы - за год до того те же ВФ в двух номерах напечатали "Восстание масс" Ортеги-и-Гассета, через год - "Нищету историцизма" Поппера (что помню навскидку). Стало возможно читать мыслителей, редкие цитаты из которых раньше выискивал во всяческих книгах с обобщенным названием "критика современной буржуазной философии". Ортегу прочел тогда же, Поппера тоже, а вот до Гвардини руки дошли только сейчас.
Collapse )
Заваровский

А.Ф. Лосев о науке и молодости


Когда больше занимался наукой, я был моложе. А когда перестал заниматься ею, становился старше. Это веяние вечной молодости в науке я всегда ощущал даже физически. И если прожил столь долгую жизнь и написал столь много сочинений, то лишь потому, что меня всегда тянула к себе вечная молодость.

А.Ф. Лосев "В поисках смысла (Из бесед и воспоминаний)"
Заваровский

Людвиг Гумплович "Социология и политика"

Книга пятьсот двадцать седьмая

Людвиг Гумплович "Социология и политика"
М: Издание Владимира Бонч-Бруевича, 1895 г., 124 стр.
https://www.twirpx.com/file/1783945/

Австрийский социолог второй половины XIX века, один из создателей социологии как науки. Читать его как социолога, в общем-то, незачем; а вот посмотеть на науку (социологию) в момент ее зарождения, весьма любопытно. Собственно, эта небольшая книжка и посвящена обоснованию того, что социология - самостоятельная наука.

Прежде всего автор цитирует Wan der Rest (уж не знаю, кто это, и нет ли в написании имени опечатки, их в книге достаточно), его перечисление требований к новой науке:

Должен быть предъявлен целый ряд исследований по вопросам, избежавших доныне внимания ученых; если эта наука оперирует в области знания, вдоль и поперек изученной другими науками, то должен быть, по крайней мере, указан новый метод, который способен уничтожить существующие сомнения и ошибки и указать верный путь для открытия истины; или, наконец, если отсутствует новый предмет и новый метод, то должен быть брошен на целый ряд явлений настолько новый свет, что наука будет казаться обновленною открытием нового кругозора.
Collapse )