Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Заваровский

А.Н. Крылов о том, как до революции скрали задачи ЕГЭ


Обращаясь к Звегинцеву, я сказал:
— Александр Иванович, мы с вами были вместе в Морском училище. Ваш выпуск в складчину подкупил «рыжего спасителя» Зуева, чтобы получить экзаменационные задачи по мореходной астрономии. Задачи эти печатались в литографии Морского училища под надзором инспектора классов, бумага выдавалась счетом, по отпечатании камень мылся в присутствии инспектора и т.д. Однако стоило только инспектору на минуту выйти, как Зуев, спустив штаны, сел на литографский камень и получил оттиск задач по астрономии. Вы лично, Александр Иванович, по выбору всего выпуска списали на общее благо этот оттиск. Ведь так это было?
Сквозь гомерический хохот всего зала послышался робкий ответ Звегинцева:
— Был грех.

А.Н. Крылов "Мои воспоминания"
Заваровский

А.А. Иностранцев о студенческих сходках


...из рассказов товарищей об университетских сходках узнал, что в большинстве случаев они совершенно безрезультатны, а постановления их совершенно не отвечают действительному желанию студентов. Такие сходки обыкновенно зате­вали или убежденные политики, как было уличено, или провокато­ры. Как те, так и другие набирали себе сторонников, обязывая их пробыть на сходке до ее конца. Большинство же студентов прихо­дили на сходки или ради любопытства, или, очень редко, для про­теста против постановлений сходки. Но эти последние, пробыв на сходке известное время, кто ради предстоящей лекции, кто для уто­ления голода и т. п., мало-помалу с нее уходили и оставались толь­ко сторонники той или другой партии, а потому руководители сходки тянули ее иногда до вечерних часов, дабы побольше разо­шлось студентов, не могущих долго оставаться. При голосовании поставленных теми же руководителями вопросов оставшиеся сто­ронники их всегда голосовали согласно ранее полученному наказу, а потому постановления сходки не представляли мнения всего сту­денчества.

А.А. Иностранцев "Воспоминания"

Время - середина 1860-х годов.
Заваровский

Клайв Стейплз Льюис "Настигнут Радостью"

Книга пятьсот сороковая

Клайв Стейплз Льюис "Настигнут Радостью"
в книге Клайв Стейплз Льюис "Собрание сочинений в 8 томах. Том 7"
М.: Фонд о. Александра Меня; Дом надежды, 2006 г., ??? стр.
https://flibusta.appspot.com/b/264659/read?HSTQRJMk
https://www.twirpx.com/file/1753592/

Писать о книгах Льюиса трудно, как трудно писать обо всех, кто кратно превосходит тебя по глубине ума - что я могу сказать такого, чтобы это было на уровне обсуждаемого текста (а иначе зачем высказываться?)? Тем более об этой книжке - о его истории обращения. Пожалуй, ничего от себя говорить не буду, просто приведу те выписки, что сделал по ходу чтения, они лучше выразят книгу и что я увидел в ней.

Впрочем, кое-что сказать можно. Я очень люблю Льюиса, как и Честертона, за их спокойное здравомыслие. Весьма известно его высказывание, что он не считает гомосексуализм самым страшным грехом именно потому, что лично ему он никогда не казался привлекательным. Звучит афористично, но любой афоризм тяготеет к хлесткости в ущерб глубине мысли. Поэтому стоит прочесть это рассуждение целиком, там есть кое-что нетривиальное:
Collapse )
Заваровский

Вс. Зельченко о современной латинской поэзии


Сочинение прозы и стихов на латыни еще в начале прошлого века входило в программу европейских классических школ. Есть книжка «Strafdistichen», «Штрафные двустишия» — сборник латинских эпиграмм, которые ученики одной немецкой гимназии должны были сочинять в наказание за разные провинности вроде опозданий (а правильные латинские стихи просто так не напишешь, надо уметь соблюдать сложные законы квантитативной метрики). Во Франции в середине XIX века проводились состязания, когда школьникам полагалось строчить гекзаметры на время и на заданную тему, как сейчас сочинения, — особенно удачно это получалось у юного Рембо, которому за призы в латинской композиции, добытые левой ногой, прощали неуспехи в точных науках. Исключительного мастерства и свободы достигли в этом искусстве англичане: их школьные латинские и древнегреческие вирши часто выходят за рамки экзерсисов и становятся поэзией. Знаменитый историк Арнольд Тойнби, питомец Уинчестер-колледжа, много лет спустя признавался, что по-английски он стихов не пишет, но когда его посещает вдохновение, оно выкристаллизовывается в строки на древних языках: «Только по-латыни и по-гречески я немного поэт». Это школа оформления мысли, стиля и вкуса, которую жаль было бы окончательно потерять.

Другое дело, что современная поэзия на латыни может быть только стилизацией под древних: у Бодлера в «Цветах зла» есть прекрасные латинские стихи «Хвалы моей Франсуазе» — но они написаны языком средневековых гимнов, а отнюдь не языком «Цветов зла». Новые латинисты без труда придумали слова для автомобиля или небоскреба, но не выработали языка для романтической, символистской, авангардной поэтики. Есть история, как брату Альфреда Теннисона после целого дня, проведенного над манускриптами, приснился гекзаметр дивной красоты: «Immemorabilium per fulva crepuscula palpans», буквально «ощупью сквозь рыжие сумерки незапамятного». Эта строчка — чуть не единственный образчик того, как могла бы выглядеть модернистская поэзия на латыни, если бы дожила.

Всеволод Зельченко "…Римляне и греки, сочинившие тома для библиотеки…"

Collapse )
Заваровский

Сапрыкин Д.Л. "Образовательный потенциал Российской Империи"

Книга пятьсот первая

Сапрыкин Д.Л. "Образовательный потенциал Российской Империи"
М: ИИЕТ РАН, 2009 г., 176 стр.
https://www.twirpx.com/file/481582/
http://www.ihst.ru/files/saprykin/book-education-pote.pdf

Меня волнует история России конца XIX - начала ХХ века. Прежде всего вопрос о революции - насколько она была неизбежна и могла бы история пойти иначе? Но даже если оставить в стороне революцию и просто посмотреть, а что была тогда Россия? - Ответ на этот вопрос весьма интересен и нетривиален. Прежде всего потому, что нормальные книги по истории этого периода начали появляться только сейчас. В самом деле, до революции они не могли появиться - это была не история, а актуальная современность; ну а после революции было такое давление идеологии, что большинству тогда написанных книг доверять нельзя (а те, которым можно, еще поди отличи, если не специалист). Советским книгам по истории России я готов доверять примерно до середины XIX века - не то, что нет искажений, но нет намеренного вранья и за идеологией можно различить что-то имеющее отношение к реальности. Но советским книгам по истории России с середины XIX века и до конца СССР я доверять не способен, и при этом не способен разглядеть за искажениями реальность истории.

Более-менее объективные книги по истории этого периода начинают появляться только сейчас. "Более-менее объективные" сказано не случайно, поскольку этот предмет изучения неизбежно эмоционально окрашен для любого русского историка - просто как для русского человека (в данном случае "русский" я понимаю не в этническом, а в национальном смысле - можно было бы употребить вместо него слово "россиянин"). Историки тоже люди со своими симпатиями и антипатиями, которые влияют на нюансы изложения (что выявить легко) и на отбор материала (а вот это выявить может только специалист). Если представлять симпатии и антипатии историка, то при чтении на них можно сделать поправку. Сейчас нет ужасающе-искажающего влияния идеологии, так что можно при чтении предполагать интеллектуальную честность историка, т.е. что он не искажает материал намеренно, ну а о ненамеренных симпатийных искажениях я сказал выше и они не так страшны. Тем более, если изложение подкреплено ссылками на источники и на статистику.

После такого квази-теоретического вступления перейдем к книге. Автор в ней анализирует образовательный потенциал Российской Империи - устройство в ней школьного и высшего образования, рассматривает образовательную и научно-техническую политику, особое внимание уделяет управлению образованием при Николае II. Collapse )
Заваровский

Зорин о гуманитарном образовании


Предельно упрощая, место гуманитарных дисциплин в системе негуманитарного образования можно свести к трем функциям:
1) идеологическая – связанная с трансляцией системы ценностей и текстов, которые соответствующее общество или государство считает обязательными для усвоения и принятия;
2) «развивающая» – ориентированная на формирование личности, обладающей широким кругом знаний и интересов, выходящих за пределы узкоспециальной подготовки;
3) практическая – нацеленная на выработку навыков, полезных для профессиональной работы.

Collapse )


А.Л. Зорин "Гуманитарные дисциплины в системе негуманитарного образования"
Заваровский

Ф.Ф. Зелинский "Древний мир и мы"

Книга четыреста девяносто восьмая

Ф.Ф. Зелинский "Древний мир и мы"
СПб: Типография Стасюлевича, 1911 г., 147 стр.
https://www.twirpx.com/file/1267476/

В сети и, в основном стараниями philtrius, здесь в ЖЖ все мы слышали о пользе классического образования и изучения древних языков - латыни и древнегреческого. Всегда хотелось понять, в чем именно эта польза состоит, почему именно эти языки, и т.п. Вопрос, прямо скажем, не предполагает краткого ответа, и потому задавать его в комментах, в общем, бесполезно. В поисках ответа я, было дело, пролистал ЖМНП лет за пятьдесят (с 1850-х гг), нашел несколько статей. Признаюсь, аргументы, в них содержащиеся, меня не удовлетворили - слишком уж за ними чувствовалось "а как же иначе?". Нужен был взгляд человека, который способен отринуть эту какжеиначность и начать с нуля. Такой человек нашелся - филолог-классик, переводчик античной литературы Фаддей Францевич Зелинский. В ЖМНП был опубликован цикл из восьми его лекций "Древний мир и мы", где он как раз и рассматривает пользу от изучения античности. Поскольку читал он эти лекции ученикам выпускных классов санкт-петербургских гимназий и реальных училищ, то рассмотрение предмета идет с нуля, что меня и интересовало.
Collapse )
Заваровский

Роберт Виппер о до- и пореволюционном университете

...Нынешнее разрушение и варварство имеет свои корни в прошлом, оно - лишь логически законченный итог того непрерывного подрывания университетской жизни, которое можно наблюдать с конца XIX века.
Начался натиск на университет с благожелательной критики и просветительского энтузиазма. Сторонники реформы руководились неуловимо-туманными идеями народничества. По их мнению, - все просветительские учреждения должны служить широким слоям народа. Наука не смеет замыкаться от жизни; насаждение духовных ценностей необходимо немедленно перенести из привелигированных оранжерей на необъятные нивы народной жизни.Collapse )

Проф. Роберт Виппер "Цех умственного труда и частная школа", в книге "Круговорот истории", 1923 г.
Заваровский

Троцкий об изучении детьми языков и о забывании их


Детская способность приспособления неизмерима. Так как в Вене мы жили большей частью в рабочих кварталах, то мальчики, кроме русского и немецкого языка, отлично владели венским диалектом. Доктор Альфред Адлер с большим удовольствием отмечал, что они говорят на диалекте, как добрый старый венский извозчик (Fiakerkutscher). В цюрихской школе пришлось переходить па цюрихский диалект, который в низших классах является языком преподавания, немецкий же язык изучается как иностранный. В Париже мальчики круто перешли на французский язык. В течение нескольких месяцев они им овладели полностью. Я не раз завидовал непринужденности их французской речи. В Испании и на испанском пароходе они провели меньше месяца. Но и этого оказалось достаточным, чтоб подхватить ряд наиболее употребительных слов и выражений. Наконец, в Нью-Йорке они в течение двух месяцев посещали американскую школу и вчерне овладели английским языком. После февральской революции они стали петроградскими школьниками. Учебная жизнь была в расстройстве. Иностранные языки улетучивались из их памяти еще быстрее, чем раньше всасывались ею. Но по-русски они говорили, как иностранцы. Мы нередко с удивлением замечали, что построение русской фразы представляет у них точный перевод с французского. Между тем по-французски они построить эту фразу уже не могли. Так, на детских мозгах, как на палимпсестах, оказалась записанной история наших эмигрантских скитаний.

Лев Троцкий "Моя жизнь"