Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Заваровский

Я.Э. Голосовкер "Имагинативная эстетика"

Книга пятьсот восемьдесят третья

Я.Э. Голосовкер "Имагинативная эстетика"
Журнал "Символ" № 29 сентябрь 1993 г., стр. 73-134
https://www.twirpx.com/file/3174609/
https://litresp.com/chitat/ru/Г/golosovker-yakov-emmanuilovich/izbrannoe-logika-mifa

О Голосовкере я здесь почти не писал, разве что о его переводе драмы Гельдерлина "Смерть Эмпедокла". Не писал потому, что читал еще до того, как завел ЖЖ и стал описывать тут все прочитанные книги. В 1987 году в серии "Исследования по фольклору и мифологии Востока" вышла его книга "Логика мифа". Это было явное несоответствие названию серии - соответствующая работа в сборнике называлась "Логика античного мифа", какой уж тут восток! Содержание было еще более необычно - автор пытался реконструировать логику мифического мышления, когда понятия персонифицируются, воплощаются в персонажей; разные аспекты или варианты понятия воплощаются в разных персонажей, так что можно проследить траекторию понятия в корпусе мифов. Если сказанное кажется вам знакомым и вы вспоминаете
Леви-Стросса и его "Структуру мифа", то не напрасно - их идеи пересекаются, хотя развивались независимо.
Collapse )
Заваровский

Ортега-и-Гассет о философском недоверии


Вся современная философия выросла как бы из одного семени — из страха перед ошибками, перед боязнью быть обманутым, a etre dupe. Этот страх перед ошибками стал основой нашей души, и мы не столько сомневаемся в его оправданности, сколько стараемся понять, что в этой склонности странно и парадоксально. Некоторые спросят: разве не естественно стремление избежать иллюзий, обмана, ошибок? Конечно, естественно, но не менее естественно желание познавать, открывать тайны вещей. Гомер умер от горя, что не смог разгадать загадку, предложенную ему юношами рыбаками. Желание знать и желание не ошибаться — два основных человеческих импульса, но предпочтение одного перед другим определяет два различных человеческих типа.

Человек античного мира исходил в своей деятельности из веры во Вселенную, которая была для него прежде всего космосом, порядком. Современный человек начинает с недоверия, с подозрительности, потому что мир для него (Кант гениально признался в этом со всей научной убедительностью) — хаос и беспорядок.

Когда я вижу в широкой исторической перспективе возвышающиеся друг против друга и противоречащие по своим контурам античную и средневековую философию и современную философию, то они кажутся мне двумя необычайными выражениями двух противоположных типов людей. Античная философия — плод сочетания надежды и прочности — рождена от воина. В Греции, как и в Риме, и в зарождающейся Европе, центром общества был военный человек. Его характер, его отношение к жизни определяли стиль человеческого существования. Современная философия — продукт подозрительности и осторожности — рождена от буржуа. Этим объясняется новый тип человека, стремящегося вытеснить военный дух и становящегося социальным прототипом. Буржуа — разновидность человека, не верящего в себя, и поэтому он должен прежде всего добиться этой уверенности. Он должен избежать грозящих ему опасностей, защитить себя, всегда быть начеку. Буржуа в основном горожанин и адвокат. Экономика и право — две дисциплины, требующие осмотрительности.

Хосе Ортега-и-Гассет "Кант (1724-1924): размышления по поводу двухсотлетия"
Заваровский

Томас Де Квинси о Локке


...с первых десятилетий семнадцатого века получает все большее распространение еще одна разновидность убийств, вызывающая у меня неподдельное изумление: я имею в виду убийство философов. Неоспоримым фактом, джентльмены, является то, что всякий философ, стяжавший известность за последние двести лет, был либо убит, либо чудом избежал гибели; таким образом, если на человека, называющего себя философом, ни разу не совершалось покушения, будьте уверены, что он пуст как орех; философию Локка очевиднее всего опровергает (если только требуется какое-либо опровержение) то обстоятельство, что на протяжении семидесяти двух лет никто не снизошел до того, чтобы перерезать ему глотку.

Томас Де Квинси "Убийство как одно из изящных искусств"
Заваровский

Пятигорский о городе и мышлении


Я был и остаюсь помешанным на городе и на архитектуре. Город – естественная среда моего мышления. Я очень люблю лес, еще больше люблю пустыню, горы, степь – но я люблю их из города. Более того, я сильно подозреваю, что и лесной философ появился только тогда, когда был уже человек города, который шел в лес и там себя ощутил лесным. Важно понимать, что город – это начало культуры, а не ее конец. Что будет концом, не знаю. Но это уже видно по многим городам – они самоликвидируются и превращаются в огромные, сплошь застроенные конгломераты. Запомните: город – это ограниченное пространство, это всегда форма.

Если есть мысль, она должна манифестироваться, выходить наружу, к людям. Так сходятся точки мышления. Одного американского философа спросили: “Как вы мыслите самое страшное будущее мира?” Все ждали, что он скажет пошлости в виде атомной войны или глобального потепления. А он сказал: “Конец мира – если я проснусь утром и нет разговора о философии”. И это правда. Ведь человек из города, из деревни в Индии шел в лес почему? Там были люди, с которыми можно было поговорить спокойно.

А.М. Пятигорский "Я выступал против чуши", интервью
Заваровский

П.К. Энгельмейер "Технический итог XIX века"

Книга пятьсот тридцать вторая

П.К. Энгельмейер "Технический итог XIX века"
М: Типография К.А. Казначеева, 1898 г., 107 стр.
https://www.twirpx.com/file/1947634/

Петр Климентьевич Энгельмейер (1855-1940/42) получил инженерное образование, но основным его интересом была философия техники - собственно, он один из ее создателей, и эта книга представляет собой краткий обзор идей философии техники. Книга очень невелика по объему (его книги вообще невелики), но в этом объеме очень плотно и при этом внятно упаковано много идей. Поводом для написания книги послужил приближающийся конец XIX века и автор решил подвести некоторые итоги века в сфере техники.
Collapse )
Заваровский

Заза Пиралишвили «Эссе о Босхе и Мамардашвили»

Книга пятьсот двадцать пятая

Заза Пиралишвили «Эссе о Босхе и Мамардашвили»
112 стр.
https://www.twirpx.com/file/2826461/

http://www.intelros.ru/subject/figures/11039-provodnik-i-skitalec-yesse-o-merabe-mamardashvili.html
http://www.intelros.ru/subject/ecce_homo/3596-ieronimus-boskh.-jepifanija.html
http://www.intelros.ru/subject/ecce_homo/3677-zaza-piralishvili.-nesenie-kresta.html

...несколько неуклюжее выражение: "философия это наука о том, что такое философия". Неуклюжесть тут в использовании термина "наука" - никакая это не наука, но все же исследование, и исследование именно этого вопроса.
Нечто, состоящее в исследовании того, что оно суть, может оказаться игрой в пустые абстракции, но не обязательно: если же мы имеем резоны полагать, что это нечто имеет корни в реальности, но не прояснено нашему взору - в этом случае такое исследование может открыть действительно глубокие истины. Это как раз случай философии: иногда мы сталкиваемся с таким вопрошанием, за которым проглядывает нечто большее, некий пласт бытия, для описания которого у нас нет слов, для осмысления нет понятий, и даже для вглядывания нет глаз. И все же что-то разглядеть, что-то осмыслить и даже что-то описать мы можем.
Оставим в стороне разглядеть и осмыслить, остановимся на описать. Как можно понять, воспринять описание почти неописуемых вещей? - Не буквально, разумеется. Восприятие по-настоящему философского текста сродни индуцированию - и пишущий и читающий оба люди, живущие в одном мире; так что есть шанс, что философские прозрения одного вызовут в другом какие-то токи, настроят его восприятия так, что он разглядит в реальности если не те же, то сходные черты. Разумеется, нет никакой гарантии, что их внутренние восприятия реальности совпадут хоть в каком-то смысле, да это и не нужно, по большому счету. Если философ смог индуцировать в своем последователе философское видение реальности - это уже много.
Collapse )
Заваровский

И.И. Лапшин "О трусости в мышлении"

Книга четыреста девяносто седьмая

И.И. Лапшин "О трусости в мышлении" Этюд по психологии метафизического мышления
Вопросы философии и психологии. - М: 1900. - год XI, кн. V (55). - С. 817-881.
http://relig-library.pstu.ru/modules.php?name=219

Те, кто в советское время изучал в университете марксистско-ленинскую философию, помнят т.н. основной вопрос философии: "что первично - материя или сознание?". Этот вопрос не марксистское изобретение, в XIX веке это действительно была проблема, в отношении которой должен был определиться всякий философ, а то и всякий глубоко мыслящий человек. В конце XX века этот вопрос потерял столь тотальную актуальность; в 1999 году он вернулся в поп-обличии с выходом фильма "Матрица", но былая его значимость осталась в прошлом, во временах метафизических систем.

К чему это вступление. Данная статья не решает этого вопроса, да даже и не ставит его; автор, философ-неокантианец, на примере этого вопроса, вернее - одного из его вариантов - исследует психологию философского (метафизического) мышления:
Collapse )
Заваровский

Эмманюэль Мунье "Христианское противостояние"

Книга четыреста восемьдесят седьмая

Эмманюэль Мунье "Христианское противостояние" (Emmanuel Mounier "L'affrontement chretien", 1944)
СПб: Paoline, 2002 г., 129 стр.
https://www.twirpx.com/file/2021111/

Зима 1943-44 гг, Франция оккупирована фашистской Германией, христианский философ пишет книгу, в которой задается вопросом: почему сдулось христианство? Ранние христиане были мучениками, подпольщиками, героями; почему же сейчас, в середине XX века, христианство (по крайней мере католическое) столь безвольно и бессильно? Почему оно погрязло в ханжестве и фарисействе? Почему среди рабочих (основной класс XX века) католиками себя считают всего 20%?

Разумеется, напрямую о позорной капитуляции перед фашизмом он не говорит (книга издана под фашистами), но вопрос этот читается между строк.

Собственно, эта небольшая книжечка является ответом на эти вопросы, страстным обоснованием того, что безволие и бессилие - наносные, что это извращение сути христианства. Не скажу, что Мунье глубокий мыслитель (его "Персонализм" меня в свое время не впечатлил настолько, что я даже не дочитал его), но интересные мысли встречаются:Collapse )
Заваровский

В. Чалый, А. Тесля "Письма о национализме"

Книга четыреста пятьдесят седьмая

В. Чалый, А. Тесля "Письма о национализме"
Russophile.ru, 2017 г., 52 стр.
http://www.twirpx.com/file/2340881/

Что такое нация? Если немного задуматься, то окажется, что это весьма сложный вопрос - на интуитивном уровне вроде понятно, но только вроде, при попытке сформулировать словами это как-то не очень получается. Это не только у меня так - вот как определяет нацию (национальность) в своей книге "О представительном правлении" английский философ Джон Стюарт Милль:

Известную долю человеческого рода можно назвать национальностью, если люди ее составляющие связаны между собой общими симпатиями, какие не существуют между ими и другою долей людей; если, по причине этих симпатий, они действуют сообща между собою охотнее, чем с другим народом: если они имеют желание быть под одним правлением, и притом таким, которое бы состояло исключительно из них самих, или из части их самих. Это чувство национальной особости может родиться вследствие различных причин. Иногда оно есть следствие единства племени и происхождения. Единство языка и веры много ему способствуют. Географические границы также составляют одну из причин. Но сильнейшая из всех - это единство предшествовавших политических событий, единство истории, и следовательно единство воспоминаний; общее торжество и общее унижение, радости и горе, связанные с событиями прошедшей жизни народа. Впрочем ни одно из этих обстоятельств не сосавляет необходимого условия, также как ни одно не достаточно само по себе, для образования чувства национальности.
Collapse )