Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Заваровский

Хочу все знать #1: кэшбэк

Летом, перед поездкой в отпуск, моя жена подключила на своей банковской карте кэшбэк 5% со всего транспорта. Потом посмотрели - честно вернулись 5% с ж/д билетов, что покупали на вокзалах Италии.
Я не понимаю, как это организовано? Какова экономика этого процесса? Какие акторы во всем этом задействованы (перевозчик, банк, карточный оператор, пассажир) и кто с кем какие договоры должен заключить? Вроде бы эквайринг не может стоить 5%, так за чей счет банкет?
Заваровский

Об одном неожиданно обнаружевшемся изменении окружающей жизни

Вчера посетил Форум городских сообществ. Как всегда, такие мероприятия всегда привлекают городских сумасшедших. Вот и вчера. Один из них - личность, известная еще с 90-х под прозвищем "Человек-противогаз" (была у него такая протестная акция перед мэрией в 90-е). И вот слушал я его реплики с места - а он как всегда активен - и обнаружил, что исчезла бьющая в глаза неуместность, неадекватность. Так, некоторая экстравагантность, не более. И при том понимаю, что сам-то он нисколько не изменился - это окружающая действительность изменилась, стала под стать ему.

Что-то это значит.
Заваровский

Герман Дэйли "Из блога Daly News"

Книга триста двадцать седьмая

Герман Дэйли "Из блога Daly News"
47 стр.
https://sites.google.com/site/dalynewsru/

Население земли - 7 миллиардов; по оценкам, земля может прокормить 10 миллиардов людей (по оптимистичным оценкам - 15 миллиардов). Как бы то ни было, предел виден и достаточно близок. Это насчет "прокормить".
Всякое глобальное потепление - то, что оно есть, несомненно; то, что оно имеет антропогенную природу, пока еще под вопросом, но, как бы то ни было, ежели и дальше жечь ископаемое топливо, то уж точно концентрация парниковых газов будет расти и добьемся рукотворного глобального потепления со всякими прелестями типа климатической катастрофы (будем считать, что это плохо).

В общем, земля действительно шарик, она не плоская - плоскость имеет свойство бесконечности, а шарик - замкнут, конечен. Мы живем на шарике с ограниченными ресурсами, и эти ограничения уже видны и актуальны.

И вместе с тем - когда мы рассматриваем экономику, то одним из ключевых показателей является темп ее роста. То есть чем больше, тем лучше. Да даже если и не больше - просто стабильный рост. На "плоской" земле, на земле с неограниченными ресурсами, это приемлемая цель; но на "шарообразной" земле, в ситуации ограниченных ресурсов эта цель самоубийственна.

Собственно, вот это противоречие и рассматривает экономист Герман Дэйли. Вернее, он сразу делает естественный вывод, что модель "растущей экономики" должна смениться моделью "стабильной экономики", ограниченной. Такая смена основного критерия (ограниченность вместо роста) кардинально перетряхивает всю экономику, и не только ее - цели не могут лежать внутри технической науки, они существуют на мировоззренческом уровне и в техническую область, в данном случае в экономику, только проецируются. Так что разговор идет по-крупному. А если учесть, что Дэйли работал во Всемирном банке, то он не просто теоретический экономист, он рассматривает и как это все должно воплотиться в практике.

На уровне мировоззрения он начинает с того, что консьюмеризм, общество потребления пагубно - оно основано на непрерывном истощении ресурсов. Выкидывать годную вещь только потому, что она вышла из моды, только потому, что в продаже появилась новая вещь (как мы знаем, обычно не лучше по качеству; большинство "новых возможностей" выдуманы маркетологами и не являются потребностями - как иллюстрация этому тезису можно посмотреть рекламу туалетной бумаги, картонная втулка которой растворяется в воде, ее можно выкинуть в унитаз, а не в мусорное ведро; какая актуальная проблема!).

Впрочем, критика общества потребления не нова, для этого не надо быть экономистом. Гораздо интереснее анализ экономических законов и, что особенно важно, тех практических выводов, которые из них делаются. Collapse )
Заваровский

Я Гозмана видел!

А если серьезно - вчера вечером на внеочередном собрании интеллектуального парка "Академия" (это наш такой пензенский некоммерческий лекционный проект) выступал Леонид Гозман с "главным ученым" Роснано (фамилию не запомнил). Вчера днем они выступали в местном Университете (бывший политех), сегодня - в Строительной академии. Рассказывали про Роснано - что такое и накой оно.

Что сказать... Роснано и одноименные технологии меня мало интересуют; коммерциализация научных разработок - что является целью Роснано - не намного больше. Так, для общего развития. Из интересного именно по Роснано - рассказал, что процедура отбора проектов для финансирования специально сделана максимально антикоррупционной и не допускающей манипулирования. Надо бы ее посмотреть - как именно они этого добились.

Но вот вживую послушать Гозмана и поучаствовать в живой дискуссии с ним - это отличный аттракцион! Поучаствовать - в основном послушать его ответы на "нелицеприятные" вопросы, а таких хватало; сам я задал один вопрос, но о нем позже. Два с половиной часа вчера вечером отличного шоу: дело происходило в рыцарском зале, а там по стенам развешаны мечи и боевые топоры - иногда возникало опасение, что прикованы к стенам они не очень надежно и дискуссия перерастет... Но это фантазии - все было вполне цивильно.

Непонятно только, зачем он приехал. Он руководитель такого ранга и манипулятор такой категории, что ему за его зарплату надо перед инвесторами выступать или там перед политиками - нафига ему сдались провинциальные бизнесмены и студенты? Все это больше напоминает разведку боем - включенное изучение настроений в провинции (а он уже несколько месяцев катается по городам России), он все-таки по первому образованию психолог. Мой друг даже задал ему вопрос об этом - не является ли его, Гозмана, поездка началом президентской кампании Чубайса? Гозман со смехом отверг это предположение (да и Чубайс слишком осторожен, чтобы лезть в публичную политику), но происходившее явно было фокус-группой - но изучения чего именно? Просьба задавать острые вопросы только подтверждает, что это исследование.

И под занавес о том вопросе, что я задал.Collapse )
Заваровский

Талеб о финансовых неприятностях в сравнении с войной

В тот день я стал свидетелем тяжелейшего финансового потрясения: крупнейшего обвала рынков в (современной) истории. [...] У людей вокруг был абсолютно ошарашенный вид. Чуть раньше я видел, как несколько солидных мужчин тихо плакали в трейдинг-зале банка «Фёрст Бостон». Я провел день в эпицентре событий; оглоушенные люди метались, как кролики в свете фар. Когда я вернулся домой, позвонил мой кузен Алексис и сказал, что его сосед покончил с собой, выбросившись из окна своей квартиры. Происходящее даже не казалось бредом. Это было подобие Ливана, только перевернутое: пережив и то и другое, я с изумлением обнаружил, что финансовые неприятности могут деморализовать сильнее, чем война (вдумайтесь в то, что финансовые потери и сопутствующее унижение могут приводить к самоубийству, а война, насколько мне известно, нет).

Нассим Талеб "Черный лебедь"
Заваровский

Александр Аузан "Институциональная экономика для чайников"

Книга двести двадцать восьмая

Александр Аузан "Институциональная экономика для чайников"
http://lib.rus.ec/b/351693/read, 44 стр.

От чтения учебников по экономике всегда раздражение - "невидимая рука рынка" и прочая херь, в жизни невиданная. Большее раздражение вызывают только люди, прочитавшие один учебник по экономике (начальный курс) и уверовавшие в его истины. Это бывают даже очень умные люди, тем более странно видеть у них, как непродуманная экономическая "истина" вытесняет совесть и человечность. В суждениях, надеюсь. что не в делах (просто в ЖЖ в основном видны мнения и суждения, дела они в реальном мире).
Ларчик открывается просто: экономика "начальных курсов" это такой учебный "мир без трения". Нормальная, кстати, модель для механики - три закона Ньютона, закон сохранения импульса и т.д. Первые задачки в учебнике как раз в такой модели. Ну и практическое значение модель имеет - небесная механика, движение планет, вполне ею описываются. Хотя не полностью - вон Луна обращена к Земле одной стороной исключительно из-за сил приливного трения. Это, кстати, показательный пример - силы трения придают стабильность, без них все в сплошном движении (импульс сохраняется, в тепло не уходит). Если вернуться к экономике и социальному миру, то очевидно же, что общество гораздо более стабильно, чем то следует из первых глав учебника экономики.
Что же является "силами трения" в экономике? То, что называется "транзакционными изержками". И еще то, что каждый человек блюдет свой интерес, и этих людей много. Собственно, и в механике что такое сила трения? Это когда импульс передается другому телу, но это тело уже нельзя рассматривать как единое целое, импульс передается его отдельным молекулам. То есть издалека кажется, что импульс исчез - тело не движется; просто само тело уже не то - в нем молекулы колеблются иначе. Для нашей аналогии важно, что в системах с трением нам не приходится считать все до молекулы - вот эти молекулярные взаимодействия агрегируются на все тело и описываются понятиями "силы трения" и "температуры". В экономике тоже есть подобная операция и вместо систем с миллионами людей-частиц она изучает общество и его институты. Институты - это общественные установления, правила игры, как формальные (законы), так и неформальные (обычаи). Вот так, через мои вполне профанские (как в экономике, так и в физике) умствования мы наконец добрались до книги "Институциональная экономика для чайников" Александра Аузана.

Сразу скажем, что это не книга, а цикл статей в журнале "Эсквайр" - это такой "Космополитэн" для мужчин, так что написано просто и увлекательно. Прелести начинаются с первого абзаца:

Отец всей политической экономии Адам Смит считается автором идеи человека как Homo economicus, и эта модель уже многие десятилетия гуляет по всем экономическим учебникам. Я хочу выступить в защиту великого прародителя. Надо помнить о том, что Адам Смит не мог преподавать на кафедре политической экономии, потому что в его время такой науки попросту не было. Он преподавал на кафедре философии. Если в курсе политической экономии он рассказывал про человека эгоистического, то в курсе нравственной философии у него были положения о человеке альтруистическом, и это не два разных человека, а один и тот же.

Вот давно хотел прочесть Адама Смита, книга стоит на полке, теперь желание прочесть усилилось.

Пересказывать Аузана как-то не с руки - у него обзорный и популярный текст, сделать что-то еще более обзорное и более популярное - задача сложнее, чем стояла у него при написании. Поэтому ограничусь парой цитат. Первая - о революции с институциональной точки зрения:
Collapse )
Заваровский

Монтескье о налогах

Недавно plakhov задался вопросом, а как экономическая теория обосновывает механизм налогообложения? Т.е. почему налог установлен в процентном отношении к доходам, а не в твердой сумме, к примеру. Не знаю, как отвечают на этот вопрос экономисты - тут надо читать не учебники, а первоисточники. А я как раз один из них и читаю - Монтескье "О духе законов". Вот что он пишет о налогах:

[В Риме] с граждан налоги собирали со строгой справедливостью. Основой налогообложения служило постановление Сервия Туллия, который разделил граждан на шесть классов по степени их богатства и определил размеры налога, уплачиваемого каждым из этих классов пропорционально его участию в делах правления. Благодаря этому большие налоги не возбуждали неудовольствия по причине связанного с ними большого доверия, а с малым доверием мирились вследствие связанных с ним малых размеров налога.
Была тут и еще одна прекрасная сторона: так как деление Сервия Туллия было, так сказать, основным принципом государственного строя, то, следовательно, справедливость при взимании налога коренилась в самом основном принципе правления и могла быть нарушена лишь вместе с ним.

Доходы государства - это та часть имущества, которую гражданин отдает государству для того, чтобы оно обеспечило за ним остальную часть или дало ему возможность приятно ее использовать.
Collapse )
Заваровский

(no subject)

Кризис, заказы сокращаются, соответственно падает и объем производства. Столько персонала уже не нужно, отсюда - необходимость сокращения. А кого сокращать? Если присмотреться, то видна интересная картина: сокращать приходится рабочих, а вот всяких офисных работников сокращают меньше. Это не случайно и имеет объективные причины. Нет, конечно и офисных работников сокращают - в основном тех, от которых рады избавиться (из-за некомпетентности их). Эти сокращения у нас уже прошли в конце прошлого года и больше сокращений офисных работников не предвидится. А вот рабочих сократить еще могут - выглядит как парадокс или как злосный заговор буржуинов против трудового народа. Но не спешите поднимать дубину народного гнева - стоит понять причины этой ситуации.

Разберемся, кто и что производит на предприятии. Собственно продукцию, то, за что платят деньги, производят рабочие. Т.е. когда заказы на продукцию и, соответственно, объемы производства падают, то сокращение этих самых рабочих вполне логично - их столько уже не надо (оставим в стороне вопрос о том, что надо сохранить квалифицированные кадры - это просто вопрос кого именно сокращать). С офисными работниками гораздо интереснее. Что производят они? Они производят такую неосязаемую вещь, как управление - более конкретно, информацию для нужд управления. И в кризис объем необходимой информации возрастает в разы.

Рассмотрим такую аналогию - едете вы по трассе на джипе. Хорошо так, с ветерком. И вдруг трасса кончается и ехать надо ладно по грунтовке - по пересеченной местности. Разумеется, спина взмокает мгновенно и приятная езда превращается в напряженную работу. А ведь со стороны выглядит все иначе: ехал быстро, теперь едет медленно - ну конечно, медленная езда проще! И чего он такой нервный приехал?

Теперь обратно к управлению предприятием - до кризиса, в стабильной экономике, все достаточно просто: месяц похож на месяц, многие параметры практически не меняются - что на них обращать внимание! И верно - незачем (ну, или надо не часто). А вдруг все поменялось - количество переменных в модели резко подскочило и поменялась их значимость (раньше мы могли выбирать заказы на рынке, мощностей на все не хватало - теперь наоборот, мощностей избыток; раньше в случае нужды могли взять кредит - теперь ставки кусаются; приходится вспоминать даже забытые вексельные и бартерные схемы 90-х - только вот нет той безбашенной нормы прибыли). Работы офисным работникам прибавилось (справедливости ради стоит отметить, что денег платят меньше - жизнь не сахар).

Есть у нас в стране правительство и оно тоже хочет править - управлять, то есть. И ему тоже для этого нужна управленческая информация, а где взять? Правильно - у нас, заставить нас собирать эту информацию. Есть для этого и местная администрация, и налоговая инспекция, и статуправление. И все они шлют запросы - какие просто можно побоку (не обязаны отвечать), а статотчетность давать обязаны. Они и рады - шлют все новые формы. Там, наверху, ведь та же управленческая ситуация - что раньше было постоянным теперь меняется непредсказуемо, им тоже объективно надо больше информации. За наш счет, во многом.

Ну и последнее. Проверки. Мы привыкли, что у нас постоянно что-то налоговики проверяют - крупный налогоплательщик по местным масштабам, их интерес понятен. А теперь по всей стране сокращения - прокуратура и трудовая инспекция взялись защищать права трудящихся. Причем превентивно - слышат о сокращении, даже если никто из сокращенных не пожаловался - все равно приходят. Проверяют. Правильно делают: работа у них такая - трудящихся защищать. Еще бы не защищали - нафига тогда трудовая инспекция нужна? Только вот опять же это дополнительная работа для офисных работников - тут не то, что сокращать, иногда еще хочется нанять (шутка). Бегают бухгалтера и кадровики все в мыле, начальники цехов отвечают на запросы проверяющих - куча бесполезной, но вынужденной деятельности. Муда (затраты, не создающие стоимость) - вот как это японцы называют. Правильное слово, созвучное.


Я же в этой ситуации наслаждаюсь жизнью - вдруг потребовалась более глубокая автоматизация планирования, можно достать заготовки из загашников и - в жизнь их! Раньше ведь можно было и без этого производством управлять, рынок позволял - зато теперь не я свои идеи проталкиваю, а солидно так отвечаю: "да, мы можем это сделать; более того - уже процентов на 40 оно сделано". Интересная работа востребована - еще бы государство налоги не меняло, чтобы с этой фигней не страдать!..
Заваровский

Евгений Сабуров "Гуманитарная экономика"

Книга шестьдесят девятая

Евгений Сабуров "Гуманитарная экономика", "Политические выборы и теория рационального выбора"

Это даже не книги - статьи в журналах. "Гуманитарная экономика" - так называется авторская рубрика Сабурова в "Неприкосновенном запасе", которую он ведет с № 2 за 2003 г и по настоящее время. Статейки небольшие - от двух до пяти страниц. Все есть в Журнальном зале "Русского журнала". А второе - это цикл из семи статей, писем в том же "РЖ", имеющий подзаголовок "Фантастические размышления над книгой Г.Беккера". Здесь Сабуров не поэт, а экономист.

Я вообще-то не понимаю экономику. Микроэкономику - туда-сюда, макроэкономику - ни капли. Постоянно возникают вопросы философского плана - а почему это вообще должно работать, ведь homo oeconomicus на живого человека не похож, даже на бухгалтера. Как это он умудряется все проститать в долларах и центах и на основе этих своих рассчетов принять оптимальное решение? Вроде бы считать умею, но когда читаешь задачу типа: "Джон учится в колледже и хочет пойти в кино, билет стоит 3 доллара. Но у него не сделано домашнее задание и с вероятностью 70% его завтра спросят. То есть он может пойти в кино или выучить домашнее задание. Что ему выбрать, если удовольствие от фильма он оценивает в 20 долларов, а огорчение от плохой отметки - в 10 долларов?" Меня всегда приводит в ступор эта самая денежная оценка своих удовольствий и намерений - откуда он это знает?
Внятное разъяснение этого вопроса как раз и составляет большую часть статей Сабурова, его ответ таков - экономика это наука о мнениях. Иначе говоря - человек принимает решение рациональным образом, то есть действительно выбирает самое выгодное; но одновременно верно и то, что эти свои оценки он делает отнюдь не рациональными расчетами. По Сабурову, психологи, а иногда и поэты гораздо точнее оценивают методы оценки человеком ситуаций, чем это делают экономисты. Вот поэтому и "гуманитарная экономика".
Но Сабуров все же и поэт - иначе не могу объяснить появление таких вот строк в одной из статей - да, он по образованию математик, и вот что он пишет о математике в экономике:

В этом письме формул не будет. Почему-то становится обидно. Почему? Какую роль в экономике играют формулы? Всегда приятно разбирать работу, например, о социальной политике и любоваться на страницы, сплошь усеянные математическими значками. Ясно, что никто и никогда не воспользуется этими формулами для конкретных расчетов. Они обречены на девственность.
Значит, не для расчетов. Но, может быть, они помогают осмыслить изучаемое явление? Да, конечно. Но как? Появление математической формулы на месте словесных уверений сходно с появлением обнаженного девичьего тела на роскошном диване. От этого появления диван не станет более роскошным, но он приобретет в нашем сознании осмысленность и целесообразность, а сама картина законченность и красоту.

отсюда
Collapse )