Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Заваровский

Д. Менделеев "Материалы для суждения о спиритизме"

Книга пятьсот четвертая

Д. Менделеев "Материалы для суждения о спиритизме"
СПб: Общественная польза, 1876
https://www.twirpx.com/file/1126374/

Спириты, медиумы, столоверчение, общение с духами, привидения. Для нас это антураж привиденческих фильмов. А ведь было время, когда в это верили по-настоящему! Не все, разумеется, но среди веривших были вполне достойные люди. К примеру, Артур Конан Дойл. Впрочем, насчет него не удивительно - это был не очень умный человек (умный, но не очень - такое впечатление сложилось от его воспоминаний; и при этом очень порядочный и достойный - эти качества с умом не связаны, и слава богу). Но, оказывается, в спиритизм верил и великий русский химик Бутлеров - даже настоящие ученые от этого не застрахованы.

Дмитрий Иванович Менделеев в спиритизм, естественно, не верил. И потому возглавил научную комиссию, которая решила изучить спиритические явления с научной стороны. Медиумов для этого пришлось везти аж из Англии - чтоб уж ни у кого не оставалось сомнений, что медиумы самые всамделешные.
Collapse )
Заваровский

Биргит Менцель "Оккультизм и трансгуманизм в СССР"

Книга триста восемьдесят пятая

Биргит Менцель "Оккультизм и трансгуманизм в СССР: Две статьи"
1. Оккультные и эзотерические движения в России в 1960-х – 1980-х годах (1, 2)
2. Трансгуманизм и «системный подход к жизни». Два подхода к проблеме будущего в современной западной науке и технологии (1, 2)
80 стр.

Поздний СССР, который я застал во вполне сознательном возрасте, в интеллектуальном плане было весьма своеобразное время. Запрещенная литература, самиздат - больше слышал о самом факте существования, совсем запрещенную литературу читать тогда не случилось. А вот "полузапрещенная" литература - ксероксы тамиздата, распечатки на компьютере, дореволюционные издания, издания периферийных издательств (они иногда печатали книги, в центральных издательствах немыслимые) - это да, читать приходилось. Художественную литературу - прежде всего Стругацких, перепечатанного на машинке Хармса, Булгакова (МиМ и "Собачье сердце"). Однажды на одну ночь принесли "Доктора Живаго" - осилил около трети, после чего решил, что не имеет смысла пытаться за одну ночь прочесть, так с тех пор и не дочитал. Но кроме художественной литературы были и другие книги - дореволюционные "Заратустра" Ницше и "Или-или" Кьеккегора, перепечатанные на машинке "Путь дзен" Уотса, "Просто христианство" Льюиса, что-то из книг Кастанеды. Я не случайно одним списком перечисляю философию, эзотерику и религиозную литературу - они ходили в одних кругах и воспринимались как разговор на одну тему.
Collapse )
Заваровский

Гёдель: Гегель, Гуссерль, Гераклит (и прочая демонология)

Судя по количеству места, отведенному в записных книжках Гёделя общей философии и теологии, включая демонологию, эти предметы сильно занимали его со студенческих лет. Мы редко касались их в наших беседах, так как у нас было недостаточно общего интереса к этим вопросам. Однако в течение примерно 15 лет, когда я об­щался с ним очень близко, он иногда цитировал отрывки из книг, которые предпочитал в то время. Это были Кант, медлительный Гуссерль и, так сказать, противоположные крайности — Фихте и Шеллинг. Приводимые им места не были широко известны и производили, по крайней мере на меня, большое впечатление. Учитывая пунктуальность Гё­деля [...] он вполне мог хранить записи этих и аналогичных отрывков. Пуб­ликация такой антологии могла бы произвести небольшую революцию в философии: если бы мы ассоциировали Геге­ля или Гуссерля с десятком ярких запоминающихся идей, мы, возможно, запомнили бы их в той же степени, как (то, что мы знаем из идей) Гераклита.

Георг Крайзель «Биография Курта Гёделя»
Collapse )
Заваровский

И еще о ритуалах и тайных обществах

Кирилл Кобрин написал эссе "Археология Месгрейвов" о двух рассказах про Шерлока Холмса.

На самом деле, это два главных направления тайной истории английского общества; жизнь и смерть беспутного Хьюго Баскервиля есть история оккультная, сатанинская; странные манипуляции, которые должны были выполнять достигшие совершеннолетия Месгрейвы, очень напоминают масонский ритуал. Оккультизм, сатанизм, любое проявление гностицизма, апеллирующее к мистическим силам зла, полностью противоположны обращенному к разуму и просвещению масонству. Точно так же диковатый архитектор Николас Хоксмур идейно противостоял своему классицистическому учителю, масону сэру Кристоферу Рену (результат этого противостояния можно обнаружить почти во всех хоксмурских церквях).
Традиции, как мы видим разные, но в обоих случаях Шерлок Холмс выступает в качестве проницательного профессионального историка, работающего с историческим источником. В «Собаке Баскервилей» он начинает с датировки рукописи, затем осторожно отвергает ее мистическую трактовку, предложенную археологом-любителем доктором Мортимером, и, наконец, блестяще устанавливает нерелевантность фамильного документа происходящему прямо сейчас. Рукопись используется злодеем Стэплтоном как источник для реконструкции мистического события, перенесения его из прошлого в современность, в конце концов – превращения его из завершившейся истории в вечно повторяющееся событие мифа.

Расследование преступления (если преступление вообще имело здесь место) есть результат археологических процедур; целью расследования становится обнаружение истинных обстоятельств случившегося, однако это не главное. Главное – выяснение подлинного происхождения и значения найденного в сундуке, а также «реабилитация» самого ритуала, возвращение ему смысла. Ритуал, как выясняется, не был причудливым пережитком полузабытых времен, нет, напротив, он имел тот самый непосредственный, практический смысл, в котором ему отказывал Месгрейв.
Собственно, Шерлок Холмс сделал то, что в идеале должен был делать историк: реконструировать произошедшее, попытаться проинтерпретировать открывшиеся факты (оставаясь в рамках позитивного знания), продемонстрировать, что люди прошлого не были ни глупее, ни фантастичнее нас, короче говоря – вернуть жизнь мертвому фрагменту прошлого, превратив его в полноценный исторический факт.

...........................................

Это я так, о способах интерпретации масонских и мистериальных тем в литературе.
Заваровский

Искушение несуществованием

У Эмиля Чорана есть книга «Искушение существованием» — уже само название дает нам достаточный повод для медитации. На ум сразу приходит «Молитва атеиста» Унамуно:
    Бог выдуман. Будь ты реален, Боже, —
    Тогда б и сам я был реален тоже.

Нет, не об этом я хочу написать — как заметил Конецкий по поводу одного афоризма Торо: «отрицание глубокой мысли есть тоже глубокая мысль» (впрочем, не он первый — Нильс Бор говорил то же самое и, скорее всего, и он не был первым). Поэтому добавим «не-» и получится тема этого эссе — «Искушение несуществованием».
Collapse )
Заваровский

Об астрологии

0. Почему написан этот текст

Недавно Владимир Рокитянский (gignomai) опубликовал у себя в ЖЖ пост, в котором задался вопросом, как устроена астрология. Собственно, источником его размышлений послужили две статьи Аркадия Левицкого (davidych), одна из которых, основная — «Астрология — язык для понимания» — есть в сети.
Также недавно ivanov_petrov привел отрывок из книги Хакинга «Представление и вмешательство»: «Мы не переусердствуем, если скажем, что Парацельс жил в мире, отличном от нашего. Существует два сильных лингвистических коррелята для понятия разобщение. Один из них заключается в том, что многочисленные утверждения Парацельса не могут быть оценены как истинные или ложные. Другой - в том, что центральными для его мысли являются забытые способы рассуждения.» В комментариях отметили, что сходные способы мышления используют современные астрологи.
По прочтении всего этого я вспомнил о двух любопытных и нетипичных статьях об астрологии, а также о вырисовавшихся параллелях с мифологическими практиками — в общем, об этом и решил написать.


1. О чем говорит астрология?

Человеку этому на роду написано проводить время главным образом за решением трудных задач, отпугивающих других. […]
Страницы своих рукописей он хранит довольно небрежно, зато всякого рода выпрошенные книги стремится всеми силами подольше не возвращать, будто те могут ему еще раз понадобиться.
Даже непродолжительное время, проведенное без пользы, причиняет ему страдание. Вместе с тем он далек от того, чтобы упорно сторониться человеческого общества. В денежных вопросах он почти скуп, в экономии тверд, строг к мелочам и ко всему, что приводит к напрасной потере времени. Вместе с тем он питает к работе непродолимое отвращение, столь сильное, что часто лишь страсть к познанию удерживает его от того, чтобы не бросить начатое. И все же то, к чему он стремится, прекрасно, и в большинстве случаев ему удается постичь истину. […]Collapse )
Заваровский

Елена Косилова "Фронтьера. Периферия. Медитации"

Книга восьмидесятая

Елена Косилова "Фронтьера. Периферия. Медитации"
400 стр.

Автор - уважаемая kosilova, а тексты взяты с ее сайта, отсюда.

"В расчетах была ошибка. Вместо того, чтобы пройти над атмосферой, они врезались в нее" - нет-нет, это не Косилова, это Лем, начало "Эдема". Просто вспомнилось, когда читал "Фронтьеру" - помните, у Лема все герои этого романа названы по ролям: Доктор, Физик, Химик, Координатор? Во "Фронтьере" (и в "Периферии") использован тот же прием. Впрочем, у Лема один персонаж - Инженер - имеет имя, Хенрик его зовут (по крайней мере в пяти местах книги), остальные только роли. Во "Фронтьере" принцип соблюден полностью, хотя иногда упоминание о профессии персонажа звучит так же, как если бы его назвали по имени - за чистой марионеткой вдруг проступает человек. Все же нехорошо быть человеку без имени, не человек он без него. Персонажи "Фронтьеры" нарочито не люди, они то ли идеи, то ли... даже не знаю что. "Идеи" - неправильное слово, может показаться, что это такое символистское творение. Не, серебрянным веком и не пахнет, так же как (и это главное!) персонажи не сконструированы - я вообще сомневаюсь, что эта повесть (?) написана. Скорее это отлитературенный мистический опыт, произведение, которое само выбрало себе автора, медиума. То есть это по настоящему странное произведение, не уверен, что автор сможет что-то пояснить в его смысле. Собственно, Е.К. в "Медитациях" и упоминает о своих мистических состояниях - здесь мы видим их результат. Иногда, там, где все же литература, где сочинено, бывают забавные несуразности, но они даже придают ему какой-то очень человеческий оттенок. Ведь страшно, на самом деле, читать книгу, которая продиктовала себя сама.
"Фронтьеру" и "Периферию" я цитировать не буду - они невелики, желающие могут их прочесть. Дальше речь пойдет только о "Медитациях".
Collapse )